Группа


{"data-ad-client" => "ca-pub-9508229605968406", "data-ad-slot" => "4397029779", :style => "display:inline-block"}

STAVROS > Интервью с группой (лето, 2016)


STAVROS

Как ни крути, а большая часть интервью на Металрусе сделана с группами старыми и легендарными. Но ведь не сразу же они такими стали! Любая заслуженная команда когда-то была молодой и наивной, делающей первые шаги в музыке, записывающей первый альбом и пытающейся прорваться к широкой аудитории. Такой, как герои этого интервью - подмосковная группа StaVroS.





Начнём издалека. Вы поете исключительно по-русски, а название группы пишете латиницей. Чем это обусловлено? И зачем иноязычное название русской команде?


АЛЕКСЕЙ: Название это древнегреческое. Хотя данное слово так же встречается в старославянской литературе, как правило, религиозного и архитектурного характера и обозначает столб, иногда в редких случаях крест. Именно поэтому в логотипе группы присутствуют колонны. Это символ устойчивости и стремления к величественному, а кроме того (для группы очень важно затрагивать разные планы), этим же термином обозначаются выдающиеся деятели различных областей науки и искусства, которое внесли значительный вклад в их развитие – столпы. Надеемся, что мы тоже внесём свою лепту в развитие музыки и столь прекрасного жанра, как арт-рок. Написание же латиницей изначально связано с первым составом группы. Дело в том, что тогда в группе было два участника с дизайнерского факультета института им. Шолохова. И логотип нарисовали они, причём довольно быстро, и мне он очень понравился. Так он и прижился.


Если одно из значений слова "stavros" – крест, значит ли это, что в творчестве коллектива делается какой-то акцент на христианскую тематику?


АЛЕКСЕЙ: Христианство не является основной темой наших песен, но зачастую присутствует в них. В следующем году мы хотим, начать работать над рок-оперой, и в ней ключевое место будут занимать библейские персонажи.


Группа StaVroS – это начатый с нуля проект или продолжение какой-то из предыдущих групп?


АЛЕКСЕЙ: Вопрос сложный. Да изначально это продолжение работы группы StaVroS, своего первого состава. Однако, некоторые аспекты в ней претерпели серьезные и значительные изменения. Сейчас уже сложно четко охарактеризовать стиль в котором мы играем, в этой мешанине от металла и рока, до джаза и блюза, сам черт ногу сломит. И каждый участник своими аранжировками меняет общее звучание команды. В результате мы получили уже новый проект, но со старой концепцией.


АЛЕКСАНДР: Новая концепция и новые песни – скорее задача второго альбома, чем состояние группы на данный момент. Сейчас же, после года совместной работы мы, наконец, восстановили материал первого альбома, но естественно в новых красках.


В группе сейчас есть и вокалист и вокалистка. В дальнейшем песни будут писаться в расчете на диалог двух голосов?


STAVROS

АЛЕКСЕЙ: Многие тексты и так сейчас поются в виде диалогов, это и "Галили", и "Полночный блюз", и "Сон", да и другие. Конечно, это веяние продолжится и в дальнейшем, но будут так же присутствовать и сольные песни. Все в итоге зависит от характера композиции. Конечно, ты присутствуешь при её рождении, но на стадии аранжировки она уже живет своей жизнью и сама решает, в каком виде она будет исполняться. Нужен ли ей диалог, или она будет петься соло, будет ли в ней бэк-вокал или нет.


ВЯЧЕСЛАВ: Тексты пишутся без расчёта на что-либо, на самом деле. Во всяком случае, когда я писал текст для "Welcome to Silent Hill", я и не задумывался, каким он должен быть - для одного ли голоса или двух. Просто получил от Лёши музыку, информацию по вселенной Сайлент Хилл, с коей я, честно говоря, никогда особо близок и не был, кое-что прочитал сам, и, как бы это поточнее сказать, отпустил сознание погулять. Всё остальное шло, словно помимо меня, оставалось только подправлять рифму. Получилась в результате песня на одного.


Кто пишет тексты, кто музыку? Как вообще происходит процесс сочинения материала в команде?


АЛЕКСЕЙ: На 95 процентов это моя обязанность. Это, конечно, не означает, что я тиран и запрещаю всем остальным прикасаться к этому вопросу - просто так сложилось и всех это устраивает. Процесс сочинения, конечно, индивидуален для каждой композиции, однако, в большинстве случаев все происходит так: под впечатлением от прочитанного, или просто представив себе что-то, я иду в магазин, беру бутылку коньяка, прихожу на студию и сажусь за рояль. Как правило, основная линия пишется очень быстро, и буквально через минут тридцать я имею готовый музыкальный план произведения. Выглядит он как только что сваленное дерево, поэтому на втором этапе нужно включать терпение, здесь-то и пригодится купленная бутылка. Иногда основная мысль произведения начинает пропадать, а иногда я просто не могу сразу сыграть то, что слышу в своей голове. Следующие несколько часов, а иногда и дней, я долго и упорно шлифую материал до тех пор, пока не останусь доволен результатом. Далее начинается следующая стадия, через день после создания основы я проигрываю произведение ещё несколько раз и либо дорабатываю его, либо приглашаю на студию нашего гитариста Александра. Вначале я просто рассказываю ему идею, мы обсуждаем исторические, литературные и иные аспекты, затем я играю ему произведение, и мы решаем, что хорошо, а над чем надо поработать. Это один из самых ключевых аспектов, именно здесь начинает создаваться магия. Я считаю, что аранжировки это самые волшебные мгновения в истории создания композиции, от её задумки до записи. Параллельно с этим я начинаю искать информацию по интересующей меня теме. У меня имеется специальная тетрадочка, куда я записываю исторические факты, факты биографии героев, информацию о местах, где будут разворачиваться события. Затем я один или со Славой придумываю план произведения, потом добавляю отсылки, это очень кропотливая и детальная работа, создаю второй исторический или социальный план, иногда сразу оба, как в "Звездочете". Вообще, тексты команды полны всевозможных отсылок к разным событиям и личностям, и если разбирать тексты, можно узнать очень много полезной информации. Потом я сажусь записывать все это уже в стихотворной форме, а бывает, что это делает Слава – именно он написал "Welcome to Silent Hill". Пока текст приобретает стихотворную форму, мы приглашаем на студию басиста Тимофея и барабанщика Игоря. Именно они включают сердце микса и задают пульсацию. В этот момент звучание всей композиции может кардинально измениться, и она начнёт жить уже без нас. Вторым фактором изменения композиции может стать текст: мы со Славой сейчас работаем над песней, которая поменялась по своей изначальной задумке уже трижды, и это потрясающе, что мы смогли это прочувствовать и дать ей самой двигаться дальше. После того как композиция начала оживать, а первый вариант текста написан, мы отдаём все это на редакцию Наташи и Славы, смотрим, что им нравится, что нет, что они могут прочувствовать, а что не могут выразить. Ведь как вокалисты они должны проживать судьбы своих героев или ощущать события, о которых поют. И, наконец, мы собираемся все вместе и начинаем репетировать. Иногда все просто, и мы остаёмся довольны результатом, иногда не очень. Как правило, это связано с конфликтом инструментов, тогда мы продолжаем шлифовать свои партии до тех пор, пока не получим вариант, который нам понравится. В конце концов, песня сама помогает нам, она знает, как должна звучать. Могу так же добавить, что никто из нас сознательно не придумывает ни сложных смещений, ни смен размеров - это делает песня, а мы следуем за ней.


АЛЕКСАНДР: На данный момент я в большей мере отвечаю за аранжировку, чем за сам концепт песни. Обычно получаю всю аккордовую последовательность и возвращаюсь домой для записи ее в программе. Если остались старые записи прошлого состава – беру их за основу и дорабатываю, пока не получу нужный результат. Либо же беру чистый лист и создаю новую картину звучания. Так, к примеру, в песне "Последняя ария" гитарное соло имеет то же вступление, но совершенно другие развитие и концовку. Следующий этап начинается в процессе репетиций и даже концертов. Сейчас, по моему мнению, самое золотое время – материал не записан и слушатель не может ожидать от нас "того самого соло". Поэтому я часто позволяю себе импровизировать и перекручивать с ног на голову написанные партии, оставаясь в рамках гармонии. В итоге получается примерно так: "Сань, круто, ты это запомнил?" "Эммм… Нет".


НАТАЛИЯ: (смеётся) Мы называем это "Сашины рандомные соляки".


STAVROS



Как вы считаете, музыку надо любить бескорыстно или возмездно? Это к тому, что рок-группа – удовольствие затратное и в большинстве случаев даже не самоокупаемое; а поклонники ныне весьма привередливы.


АЛЕКСЕЙ: Музыку, безусловно, надо любить бескорыстно. Хотя, если она приносит какой-либо доход – это очень приятно. Для нас, как я уже и говорил, это средство самовыражения. Да, я с удовольствием поработал бы с хорошим продюсером, если бы у нас хватило на него денег, и он придерживался бы нашего взгляда на музыку. Такие продюсеры есть, но услуги их стоят не дёшево, а для нас музыка – не источник заработка. А пока мы стараемся помочь и другим музыкантам, организовываем бесплатные фестивали, ставим свой аппарат и играем сами абсолютно бесплатно.


Альбом, если он не концептуальный, это просто набор песен под одной обложкой. Но в наше быстрое время не пережил ли себя этот формат? Надо ли сейчас группе стремиться выпускать материал альбомом или же достаточно время от времени публиковать в Сети новые песни, чтобы стабильно поддерживать к себе интерес?


АЛЕКСАНДР: По моему мнению, к сожалению, подход выпуска синглов – есть деградация вкуса как исполнителей, так и слушателей. Раньше заслушать кассету любимой группы до дыр было обычным делом. Каждый новый круг – все большее погружение в концепцию альбома. Невозможно добраться до дна, понять истину, прослушав пару-тройку раз. В настоящий же момент, с появлением носителей большого объёма информации мы закидываем все в большой котел, перемешиваем и случайным образом включаем совершенно не связные между собой песни. Поэтому постепенно и исполнителям приходится уменьшать количество нуклеотидов своего творчества, ужимая великие чувства в три минуты времени, пытаясь создать цельный, но маленький мир, иначе он не попадет в список любимых хитов на плеере.


АЛЕКСЕЙ: Альбом это не только набор песен, но и продукт работы множества людей: продюсеров, звукорежиссеров, исполнителей и художников. Такой формат, я думаю, не исчезнет никогда. Кроме того стоит отметить, что альбом должен звучать в одном стиле, композиции должны быть расставлены в определенном порядке, а звук должен соединять все композиции в нечто целое. Выкладывая записи по одной в сеть просто не возможно этого добиться.


Вы называете себя "арт-роком", но почему? Ведь с классическим арт-роком семидесятых, чьими ярчайшими представителями были такие группы, как Genesis, Yes или Camel у вас слишком мало общего.


АЛЕКСЕЙ: Мы называем себя арт-роком именно потому, что, как и в классическом арт-роке, у нас присутствует смешение стилей, от рока до блюза, от классики до психоделики. Конечно, я восхищаюсь творениями таких команд, как Genesis, Emerson, Lake & Palmer или Manfred Mann Earth Band, но, наш стиль более осовременен и не претендует на классическое звучание этих команд, хотя, безусловно, в своём творчестве мы используем некоторые ходы этих групп. В конце концов, музыкальные тенденции видоизменяются, и на сегодняшний день нам кажется, что мы наиболее близки к этому стилю, просто в его современной интерпретации. Ведь даже классическая музыка сейчас подвергается серьезной обработке. Что касается моих музыкальных пристрастий, то, помимо групп, перечисленных Вами, мне очень нравятся такие команды как Pink Floyd и King Crimson, люблю послушать баллады Goo Goo Dolls, люблю Блэкмора и Лорда почти во всех их проявлениях. А ещё мне нравятся забойные песенки Kamelot'a. Но любимой командой для меня остаётся Iron Maiden. Ритмическая составляющая нашего звучания перекочевала именно от них. Ну, и, конечно же, на меня оказали влияние такие композиторы как Бах, Бетховен и Паганини. Хотя моим любимым и, я считаю, самым знаковым и волшебным остаётся Рихард Вагнер.


Вы регулярно выступаете с группой Anckora, уже известной читателям Металруса. Что у вас с ними общего, кроме светодиодного шоу?


АЛЕКСЕЙ: Ну, с группой Anckora нас связывает, прежде всего, профессиональное отношение к музыке и взаимоуважение. Сейчас группа StaVroS активно занимается концертной деятельностью и участвует в том числе и в сборных концертах. Сразу видно отношение участников коллектива к своей команде. Для многих, увы, это просто средство выйти на сцену и понравиться вон той девушке из третьего ряда. А Женя (гитарист группы Anckora, прим. ред) относится к музыке серьёзно, что меня и подкупает. И хотя мы диаметрально расходимся в звучании, но это нас "ничуть не шокирует, а наоборот, дополнительно мотивирует". (смеётся) А вот в лазерном шоу у нас как раз больше расхождений, во-первых Anckora делает ставку на сами приборы, и это именно лазеры и светодиоды, во-вторых, это, как правило, не номера, а дикий порыв, который, безусловно, больше подходит для их стиля. Группа StaVroS же работает с театром огня и света "Рам файер"и делает ставку, прежде всего, на пластику и танцы. Кроме того, лазерами мы пользуемся в вынужденом порядке, так как огонь в закрытых помещениях запрещён. Плюс, наряду с файерщиками мы пользуемся и видеопроектором.


НАТАЛИЯ: Меня с этой командой связывает оооооочень давняя дружба! Мы с Катрин (вокалисткой группы Anckora, прим. ред.) знакомы без малого 15 лет, в студенческие годы у нас была группа Hysterica, которая после долгих мытарств и смен состава трансформировалась в Анкору. Студийных записей той поры не осталось, но на ранних альбомах Анкоры есть несколько песен из репертуара этой команды. Кажется, я там тоже что-то записывала. И в жизни Катрин и Женя мои очень близкие друзья. В тяжёлые периоды жизни мы всегда друг у друга под рукой. В один из таких моментов они посвятили мне песню "Всё ради нас", которая вошла в их альбом "Открой мне дверь". Мой голос есть на записи, и на концертах, бывает, выхожу с ними попеть. В наш недавний совместный концерт в байк-клубе мы тоже включили этот номер. Получилось очень неплохо.


Группа HYSTERICA, 2004 год



Вы сняли видеоклип на песню "Кристина". Насколько он помог вам в продвижении?


НАТАЛИЯ: После выхода клипа как-то родилась мысль выложить его на форумы, посвящённые творчеству Стивена Кинга. Как ни забавно, среди любителей хоррор-литературы наш клип получил чуть ли не больше откликов, чем среди меломанов. Народ вовсю обсуждал и песню, и видеоряд. Были споры о том, насколько мы со Славойпохоже или не похоже сыграли главных героев фильма, о марке машины, которая присутствует в кадре. Кто-то даже потом писал нам в группу предложения сюжетов для песен. Словом, среди книголюбов откликов было достаточно. Жаль только, что далеко не все из них любят громкую музыку и готовы слушать нас вживую. (смеётся)


АЛЕКСЕЙ: Конечно, клип посодействовал раскрутке. Люди вообще любят воспринимать материал сразу и со звуком и с картинкой, и это очень помогает в продвижении команды. Однако не могу сказать, что я остался им очень доволен. Сейчас все, наверное, получилось бы лучше и интересней, зато есть к чему стремиться. Уверен, в следующий раз все будет намного лучше.


Песня "Кристина" – по Стивену Кингу. Альбом будет называться "Хозяйка Каньона Холодных Сердец" – это по Клайву Баркеру. Кто у вас в команде такой любитель романов ужасов? И кто будет героем следующих песен?


АЛЕКСЕЙ: Вообще, для меня это очень интересная тема. Так получилось, что в детстве папа рассказывал мне потрясающие сказки. Годам к семи я стал сам сочинять сказки и, собираясь в шалашах с друзьями, мы начинали рассказывать друг другу свои произведения. Естественно, очень скоро мы стали переходить на тематику ужасов, и у меня это стало получаться лучше, чем у других. Я вкладывал в свои произведения частички своих познаний в истории, да и описания местности, где происходят события, у меня получались лучше, ведь родители часто возили меня по миру. Годам к девяти я увлекся творчеством Говарда Филипса Лавкрафта и Эдгара Алана По, и вот тут на меня снизошел просто шквал эмоций, я уже не мог оторваться от этих произведений и придумывал все новые и новые страшилки. Так же вскоре вышла моя любимая игра "Resident Evil", и я погрузился в мир мрачного horror’a. Кстати, возможно, одна из песен будет посвящена именно этому игровому миру. Уже позже я читал готические новеллы Шелли, Байрона, Стокера, а еще позже перешел на Кинга и Баркера. В первом составе команды родоначальником концепции был я, но во втором меня сразу поддержали Тимофей и Слава, к тому же они тоже полиглоты и читают помногу, а Наташа, как филолог, быстро влилась в тему. Так что, в современном составе мало по малу все стали читать эти романы, чтобы лучше понимать музыку и теперь все это – единый пласт команды.


НАТАЛИЯ: У нас очень читающая группа. И это прекрасно. Во-первых, это помогает лучше понять ранее написанные тексты и черпать мысли и сюжеты для новых. Во-вторых, это, как мне кажется, говорит об интеллектуальном уровне участников коллектива, для которых получать новые знания - это важная потребность. А для нас со Славой, как для вокалистов, это отдельная тема – разыгрывать сцены во время исполнения песни, предварительно проанализировав сюжет и героев книги. Моя любимая песня в этом плане – "Хозяйка Каньона". Взаимоотношения Кати и Зеффера – такой простор для творчества! Что мы только ни творим на сцене во время ее исполнения: ссоримся, миримся, танцуем, спорим... А следующие песни? Я бы хотела песню про "Секретные материалы". Однажды на репетиции Алексей начал наигрывать на клавишах главную тему этого фильма, и я высказала такую мысль. Ребята восприняли её как стёб, и, в общем, правильно. Хотя, чем чёрт не шутит? Как-то мы со Славой, нашим вторым вокалистом, ехали в машине, и я в шутку спросила, почему у нас нет песни про "Сайлент Хилл"... Теперь она есть!




Играете ли вы кавер-версии или планируете ли?


АЛЕКСЕЙ: Кавера мы не играем, мы иногда берем сюжет, например вселенную "Сайлент Хилла" или "5 каприс Паганини", дорабатываем его под нас, и выдаем в новом ключе. Играть целиком песню... А зачем? Мы вряд ли сумеем прочувствовать то, что слышали композиторы и участники коллектива - это как безалкогольное пиво или резиновая женщина.


Как вы считаете, умер ли CD, и планируете ли вы выпускать свои записи в физическом виде?


АЛЕКСЕЙ: Планируем в обязательном порядке! Факторов для такого решения очень много: это и концепция, и звучание, и стиль, и дизайн, но прежде всего это звук. Все дело в том, что на сегодняшний момент в сети все распространяется посредством MP3, а это формат с потерей качества. Отдельно так же можно выделить и дизайн. Ведь это целое искусство нарисовать обложку для альбома. Команды ходили к разным художникам обсуждали, придумывали и выбирали того, кто реально помогал при помощи картинки лучше понять альбом в целом. Это очень сложное взаимоотношение между всеми участниками, продюсерами и звукорежиссерами. И только диск может показать истинное звучание команды.


И напоследок озвучьте нам свои ближайшие планы.


АЛЕКСЕЙ: Ну, планов очень много, и сейчас мы стараемся их все осуществить. Основной задачей остаётся запись альбома. Это грандиозный процесс, над которым мы сейчас усиленно работаем. Но, увы, у нашего барабанщика в этом году диплом, и мы пока вынуждены отсрочить релиз альбома. Следующей задачей, которая будет решаться в одно время с работой над альбомом, станет съёмка клипа на песню "Последняя ария". Первоначально клип мы хотели снимать на песню "Welcome to Silent Hill", но сейчас это стало настолько диким мейнстримом, что мы решили отказаться от этой задумки. Релиз первой части альбома и клип запланированы на конец августа этого года, вторая часть альбома должна выйти в апреле следующего, хотя сроки и могут немного сдвинуться. Так же возможно, что альбом выйдет единовременно в апреле следующего года, но мы пока не сошлись во мнениях как лучше поступить. Кроме того, начиная с января 2017 года группа станет работать над рок-оперой с рабочим названием "Мефисто". Сценарий для неё написал по моим текстам и прозе замечательный режиссёр Д.В. Семигорелов. Это история о заключении сделок, любви и ненависти, а так же сложном выборе, который может встать, как перед смертным, так и перед бессмертным существом. О её релизе пока говорить рано, но надеемся освоить её к началу сентября 2017 года, к открытию театрального сезона. Что касается концертов, то мы выступили на фестивале "Мотоярославец".




После этого возможны несколько гастрольных туров в Белорусию, Питер и Смоленск. Так же мной намечен ещё один концерт в ДК "Победа" и возможно в ЦДРИ на Кузнецком мосту. Для московской и подмосковной публики эти концерты станут интересными, так как пройдут в акустическом формате. Скорее всего, это будет в октябре.


Интервью: Виталий Куликов.


01.08.2016 04:25   Комментарии (0)


Ответ

Имя:
Email:
Тема:
Иконка сообщения:

Визуальная проверка:
Наберите символы, которые изображены на картинке
Прослушать / Запросить другое изображение

Наберите символы, которые изображены на картинке:
Столицей какой страны является Москва?:
Назови фамилию первого президента России!:

подсказка: нажмите alt+s для отправки или alt+p для предварительного просмотра сообщения


Сообщения в этой теме

Автор: Робот сайта
« : 01 Август 2016, 04:46:46 »

Это тема обсуждения записи Интервью с группой (лето, 2016).