Группа


{"data-ad-client" => "ca-pub-9508229605968406", "data-ad-slot" => "4397029779", :style => "display:inline-block"}

    Группа ЛЕГИОН: Heavy Metal

    Играет в стилях: Heavy Metal
    Бывшие названия: LEGION

    Обновления

    ЛЕГИОН > Рецензия на альбом группы ЛЕГИОН - "Невидимый Воин" (2011)

    Опубликована рецензия на альбом группы Легион - "Невидимый Воин" 2011 года.

    ЛЕГИОН - Трек-лист:
    1. Лунный свет
    2. Избранный судьбой
    3. Два крыла
    4. Невидимый воин
    5. Будь сильней
    6. Афродита
    7. Последний единорог
    8. Победитель
    9. Свет волшебства
    10. Колокол
    11. Звезда

    Автор рецензии: Ильюха

    22.01.2011 19:18  

    ЛЕГИОН > Рецензия на альбом - "Невидимый Воин" (2011)

    ЛЕГИОН - Невидимый Воин (2011)Вашему вниманию представляется рецензия на альбом группы ЛЕГИОН - "Невидимый Воин" (2011).

    Прочитать рецензию можно в полной версии это новости.

    22.01.2011 18:47  

    ЛЕГИОН > Программа о группе ЛЕГИОН на радио OXYGEN

    радио КИСЛОРОД/OXYGEN

    Радио OXYGEN и портал MetalRus представляют хеви-метал-дизель-рок программу «Стальные Нервы» Программу о тяжёлой рок-музыке и обо всем, что с ней связано. 20 января в 19:00 состоится передача посвящённая монстрам отечественной рок-музыке группе ЛЕГИОН. В передаче прозвучат как хорошо известные всем композиции группы, так и редчайшие записи, а также история группы. Ведущий - RJ Ильюха.

    Сайт группы Легион

    Сайт радио OXYGEN

    11.01.2011 15:05  

    ЛЕГИОН > Опубликовано интервью с группой ЛЕГИОН

    Алексей Булгаков

    В предверии выхода альбома "Невидимый воин" на нашем сайте опубликовано интервью с группой ЛЕГИОН.


    С Легионом беседовали: Александр "Alexx-Off" Молодяков, Виталий Куликов, Виктор "победа" Побединский и Надежда Биккузина.

    Прочесть интервью

    Тема группы ЛЕГИОН на форуме

    20.10.2010 18:53  

    ЛЕГИОН > Интервью с группой ЛЕГИОН

    В конце октября у ЛЕГИОНА выходит новый альбом "Невидимый воин". Мы не могли пройти мимо этого события, и, приехав на репетиционную базу, задали группе несколько вопросов.

    Почему мы так долго – три с половиной года – ждали нового альбома?

     

    Алексей Булгаков: Мы хотели приступить к записи альбома ещё весной 2008 года. Но тогда случился финансовый кризис: финансы ушли из рекорд-компаний. У меценатов тоже не было финансовых возможностей, и помочь нам в тот момент никто не мог, и мы в течение долгого времени искали возможность записать альбом.

    Александр Орлов: Прошлым летом, когда появилась возможность, мы сели в студию, но она накрылась. Так что, пока нашли другую, пока записали и свели…
    Алексей Булгаков: Всё свелось к финансовым и организационным проблемам. Попутно выясняется, что CD-формат уже не актуален. А что придёт ему на замену – пока не понятно. 14 октября у нас выходит альбом, и мне даже любопытно, где и как он будет продаваться. Раньше всё было понятно, и молодой группе можно было найти контракт с хорошей фирмой. Делались дорогие диски для столиц, и недорогие для городов поменьше. Работала отлаженная сеть дистрибьюции. Было достаточно заявить о себе выпуском альбома. А сейчас…. Совершенно непонятно, что будет в дальнейшем значить для группы запись альбома.
     
     
    Несколько альбомов подряд основным автором музыки был Алексей. На "Мифах Древности" активно стали сочинять Александр и Владимир. Сохранилась ли эта тенденция на "Невидимом воине"?
     

    Алексей Булгаков: Да. Обычно я приношу какие-то свои идеи, и мы пробуем их. Если у Саши есть какое-то предложение по поводу клавиш, он показывает. Если это клёво, мы оставляем.

    Александр Орлов: А потом Вован садится и очень плотно с этим материалом занимается.
    Владимир Лицов: Я прихожу домой, думаю, что с этим можно сделать, добавляю что-то своё. Так что в каких-то песнях достаточно много моих идей.
     

     

    В какую сторону двинулась группа на этот раз?

     

    Алексей Булгаков: "Невидимый воин" получился очень мелодичным, в духе "Стихии огня".

    Александр Орлов: В чём-то это похоже и на "Мифы древности", но в то же время и шаг в какую-то другую сторону.

    Алексей Булгаков: Мы работали с саунд-продюссером Майком Молендой. Он сам из России, но долгое время жил и трудился во Франции, где работал с симфоническими оркестрами. А потом, с 2000 года, он сотрудничал с Земфирой. Так что это очень опытный человек. Он нарулил нам отличный европейский звук. Кстати, у нас на "Невидимом воине" записано три песни со струнным квартетом Аматис-бэнд, в том числе новая версия "Звезды". А поскольку Майк много работал с симфоническими оркестрами, он всё шикарно сделал.

     

    Помнится, в своё время вы уже записывались с оркестром…

     

    Алексей Булгаков: Но с духовым, а не с симфоническим. Это был эксперимент.

    Александр Орлов: Тогда всё было сложно: 45 музыкантов, небольшая студия. Но звукорежиссёр постарался и всё свёл, за что ему огромное спасибо. Тогда ведь изначально планировалось выступление на 9 мая с патриотическими песнями и с духовым оркестром.
    Алексей Булгаков: А на "Невидимом воине" симфонические аранжировки.
     
     
    Года полтора назад в сеть была выложена песня "Колокол". Но в новый альбом она вошла в совершенно другой версии и с иным текстом. Недавно была опубликована песня "Наш дом", звучащая, как ода "Единой России", но сразу было заявлено, что в альбом она не войдёт. Что произошло с этими вещами?
     

    Алексей Булгаков: На "Колоколе" возникли проблемы с авторскими правами. Наш бывший концертный администратор предложил хороший текст своего друга из города Тольятти. Мы написали песню, но потом расстались с этим администратором, и в итоге потеряли связь с поэтом. Поэтому Александрой Степанишиной был написан новый текст. Также мы улучшили аранжировку и привлекли симфонический квартет. "Наш дом" также был написан с подачи всё того же человека, имевшего какие-то связи в этой партии. Мы долго создавали текст. Сначала я, потом Владимир Кириллович Сергеев. В итоге наш администратор написал его сам. Мы записали демо и отдали ему, на чём дело и закончилось. Так что "Наш дом" - в чистом виде заказняк.

    Александр Орлов: Потом на неё был написан совсем другой текст на спортивную тематику. Он лучше лёг на музыку. Но в итоге мы решили не записывать эту вещь для альбома. Хотя, не исключено, что она ещё всплывёт. Может быть с очередным текстом и в другой аранжировке. Хотя, как правило, оставшиеся за бортом вещи в итоге забываются.

     

    Чьи тексты использовались на альбоме?

     

    Алексей Булгаков: Большую часть написала Александра Степанишина из Луганска, наш барабанщик Петр Малиновский добавил ещё два текста, "Последний единорог" и "Будь сильнее" написала ещё два с половиной года назад Елена Емельянова, и "Невидимого воина" написала молодая девчонка Елена Антонова из Тамбова. Ни Афанасьева, ни Миканбу на этот раз мы решили не привлекать.

     

    А ведь раньше и Алексей писал тексты…

     

    Алексей Булгаков: Да, на первом альбоме и на "Маятнике времён". Больше я не решился. Может быть, в дальнейшем я и напишу. Я пытался написать текст к "Невидимому воину", и, как мне кажется, получилось хорошо. Но один наш друг предложил показать этот текст знакомой девочке-поэтессе, которая написала свой очень красивый вариант. Его мы и оставили. ЛЕГИОН всё время находится в поисках поэтов. Из всех я выделил бы Евгения Миканбу, написавшего тексты к альбомам "Дай мне имя" и "Пророчество", и Александра Афанасьева, да не обидятся на меня остальные.

     

    Но Миканба был и на "Мифах древности"…

     

    Алексей Булгаков: Мне хотелось бы, чтобы его тексты были более понятны. Он сам абхаз, и "Моя звезда" – это перевод с абхазского стихотворения поэта Баграта Шинкубы. Я россиянин, и мне тяжело понять, о чём этот текст. Я понимаю, что там есть более глубокий смысл, но ощутить его в себе я не могу. То же самое со "Сном, в котором не было солнца". А если брать афанасьевские тексты, ту же самую "Птицу" или "Рыцаря легиона", то там всё понятно. Сразу же рисуются образы. Это не значит, что Миканба плохой текстовик, просто мне ближе Афанасьев… Он писал тексты на готовые мелодии, но они звучат, как стихи. "Звезда" получилась такой во многом благодаря тексту. Может быть, сейчас, в новой обработке, со скрипками и хорами, она зазвучит иначе. А на "Стихии огня" она и под фоно звучала потрясающе. Из поэтов, с которыми мы работали на "Невидимом воине", стоит отметить Александру Степанишину - у неё очень профессиональные тексты. "Колокол" написан в очень русском духе. Я думаю, она понравится публике.

     

    Многие группы работали с текстами Маргариты Пушкиной. Вы сознательно игнорируете мать российского металла?

     

    Александр Орлов: Не надо следовать шаблонам. Мол, если ты играешь такую музыку, то надо сразу идти к Пушкиной.

    Алексей Булгаков: А потом, она и так много с кем работает. Я давно с ней знаком, но обратиться к ней мне и в голову не приходило.
     
     
    Но на западе совершенно нормально, когда группа сама себе пишет тексты. Исключения обычно связаны с концептуальными альбомами.
     
    Александр Орлов: А какая разница кто – из группы или нет? Нас это не напрягает. Главное, чтобы песня получилась. К тому же Россия – родина поэтов. У нас язык более образный.
     



    А часто приходится писать наоборот – музыку на готовый текст?

     

    Алексей Булгаков: Случались такие варианты с альбомом "У окна". "Ночные волки", "Двое", "У окна" и "Каир" были написаны на готовые тексты.

    Александр Орлов: А из нового материала так был написан "Колокол".

     

    На новом альбоме есть несколько текстов на фэнтезийные темы: "Последний единорог", "Свет волшебства"... Вы много читаете подобной литературы?

     

    Алексей Булгаков: Нет. Я в детстве читал фантастику: Казанцева, Стругацких. Видимо, хватило… А фэнтезийность, скорее, исходит от текстовиков. Если это созвучно с музыкой и внутренним состоянием – пойдёт! Тем более, что никакой концепции альбома не было. Если хороший текст, приятный, с музыкой сочетается, то пусть будет!

    Владимир Лицов: Мне кажется, музыка навевает авторам такие темы.

    Пётр Малиновский: Если говорить о написанных мною текстах, то идею "Света волшебства" Алексей сразу обозначил, как мажорную сказку. К моменту приходя меня в группу уже существовал первый вариант текста с названием "Дракон и маг". Этих героев было решено оставить, а вот всё остальное создавал уже я. В песне затрагивается тема мира снов, мира мечтаний, откуда мы черпаем прекрасное и светлое, черпаем вдохновение для свершений и достижений. Там нет фэнтези; речь идет о наших жизнях и судьбах, куда мы должны добавлять волшебство. Ведь оно есть в этом мире, просто нужно его чувствовать и находить...
     
     
    А что вообще читают "легионеры"?
     

    Алексей Булгаков: Я больше люблю исторические и военные книги. Иногда читаю детективы.

    Владимир Лицов: Меня сейчас потянуло на Брэдбери. Читаю "О скитаниях вечных и о земле".
    Александр Орлов: Мне недавно подарили "Камеру обскура" Набокова.
    Стас Козлов: Я читаю рассказы Акунина.
    Пётр Малиновский: А я Карлоса Кастанеду!
     



    Кастанеда как-нибудь влияет на написание текстов?

     

    Пётр Малиновский: Правильней будет сказать, что Кастанеда перекликается, сочетается с мироощущением и состояниями души, чему-то учит, что-то интересное приоткрывает. В "волшебстве" песен я говорю именно о наших реальных жизнях. А в "волшебстве" содержания книг Кастанеды есть актуальные для каждого мысли; даже для того, кому все происходящее, что там описано, будет казаться бредом...

     

    Когда альбом был записан, группа объявила, что ищет лэйбл. Через некоторое время было заявлено, что альбом выходит на CD-Maximum. Это единственно возможный лэйбл, или Богданов предложил наилучшие условия?

     

    Алексей Булгаков: Это связано с непонятной обстановкой на рынке CD. Вот мы и пытались через своих знакомых понять, как обстоят у других фирм. Но глобальных поисков не было. А спустя какое-то время Юрий Богданов предложил нам промоушн в Интернете и в журналах. Как раньше. К тому же он планирует развивать цифровые продажи. И мы подумали, что от добра добра не ищут. Ведь мы столько лет у него выпускались…

     

    Обложка к новому альбому очень необычная – она очень стильна и лаконична и дает возможность слушателю пространство для ассоциаций. А обложка к какому альбому больше всего нравится участникам группы?

     

    Александр Орлов: Последняя. Её нарисовал Валерий Латыпов, ранее сотрудничавший с Мавриным. Мы обсудили с ним концепцию "Невидимого воина", и он прислал нам готовый вариант.

    Алексей Булгаков: А мне ещё нравится "Пророчество", нарисованное Пашкой Лапшиным. У него отлично получилось! А прошлую обложку делал Максим Винокуров. Но он не художник, а дизайнер. Очень хороший дизайнер, скомпоновавший обложку из готовых образов.
     
     
    Кстати, почему пять лет назад на CD-Maximum не были переизданы "Маятник времён" и "1980-1987"?
     

    Александр Орлов: На тот момент права на эти альбомы принадлежали Александру Морозову.

    Алексей Булгаков: Сейчас права свободны, и я хочу обсудить с главой CD-Maximum Юрием Богдановым вопрос переиздания этих двух альбомов.
     



    На "1980-1987" - первом из вышедших СD группы, было написано, что "в дозаписи этого альбома принимали участие Алексей Булгаков и Алексей Чернышов". Так как всё же было на самом деле: при записи использовались какие-то оригинальные плёнки, или альбом был записан "с нуля"?

     

    Алексей Булгаков: Мы хотели записать этот альбом, как память о тех музыкантах, которых нет с нами. Единственное условие, которое мы ставили себе, - это сохранить дух восьмидесятых. Я ведь пришёл в ЛЕГИОН поздней осенью 1981 года. Тогда группа играла хард-рок в духе DEEP PURPLE и WHITESNAKE. Металлом ещё и не пахло. Нам всем было по 16-17 лет. На тот момент всё было сделано неплохо. Мы тогда писали магнитофонные альбомы. В 1982 году был записан первый магнитоальбом "Битва". Единственная известная песня оттуда – "Волшебник". Названия остальных уже никому ничего не скажут. Пару лет спустя - второй… А в 1987 году после "Фестиваля надежд" мы записали для иновещания три песни: "Волшебник", "III мировая" и ещё какую-то. Их крутили на Бельгию, Голландию... Жаль, что все эти плёнки сгинули. И, к сожалению, половины музыкантов, создававших тот материал уже нет в живых. Так что мы с Алексеем просто сделали все аранжировки точно такими же, как они были в то время - на репетициях и демо-записях.

     

    А почему записи для иновещания не были выпущены на "Мелодии"? Ведь тогда уже стали выходить пластинки Чёрного Кофе, Круиза, Арии.

     

    Алексей Булгаков: Тогда это очень сложно было. "Мелодия" была монополистом. И чтобы туда попасть, надо было исхитриться. К тому же за пробившимися группами стояли очень серьёзные люди. Говоря сегодняшним языком – продюсеры. За АРИЕЙ – Векштейн, за МАСТЕРОМ – Гольденберг, за ЧЁРНЫМ КОФЕ – Мелик-Пашаев.

     

    После альбома "1980-1987" было записано несколько вещей с Алексеем Чернышовым, позже вошедшие бонусами на альбом "Пророчество"…

     

    Алексей Булгаков: Я хотел сделать сольный альбом с Чернышовым. Бонусами в "Пророчество" вошли песни, которые мы тогда успели свести. А остальные так и пропали. Материал намечался сильный, но, к сожалению...

     

    До сих пор так и не переиздан единственный выходивший на виниле альбом "Knights of Cross"…

     

    Алексей Булгаков: У "Крестоносцев" не сохранился мастер-тэйп.

     

    Как вообще появилась идея этого очень необычного для группы Легион альбома?

     

    Алексей Булгаков: Это был 1992 год. Мы со Стасом познакомились с гитаристом Юрием Крюковым, и он нас подсадил на прогрессивные идеи – MEKONG DELTA, FATES WARNING, WATCHTOWER, SIEGES EVEN. Нас попёрло. Мы попробовали сыграть что-то подобное, со всякими разными ритмическими размерами. Мы долго, года полтора наверное, писали и репетировали эту музыку, но получали от этого неимоверный кайф. Правда, потом Юра ее очень долго на студии писал все эти фишки Так вот и получился альбом "Knights Of Cross". Нас тогда ещё Кирилл Немоляев в своей "Нержавеечке" активно продвигал. А потом, благодаря журналисту Алексею Сидорову мы выпустили пластинку у Бориса Зосимова на "Death City Records". Это был 1994 год.

    Стас Козлов: Потом у нас были записаны ещё четыре песни в этой же стилистике, но уже со Славой Молчановым. Они сохранились у Алексея на на DAT-кассете.
     
     
    У пластинки была красивая обложка.
     

    Алексей Булгаков: Этим Алексей Сидоров занимался. Его знакомый - профессиональный художник Владимир Гришечко, много рисовавший тогда для "Заразы" и "Рок-сити", создал обложку. Причем там же прикол был. Смотришь на пластинку, а там нет ничего, просто голый конверт. Леша Сидоров всё потерял - названия песен, авторство, состав, фотографии. Всё это было профукано.

     

    А не было попыток возродить на сцене часть материала с "Крестоносцев"?

     

    Алексей Булгаков: Это совсем другая музыка. Технически сложный прогрессив. Будет очень сильная несостыковка с нашим репертуаром. Я думал на эту тему, но слишком уж там всё экспериментально… Но попытаться переиздать альбом, видимо, стоит.

     

    У Немоляева в "Нержавейке" крутили чёрно-белое видео на песню "Fire". До сегодняшнего дня это была единственная попытка снять клип?

     

    Алексей Булгаков: Да. С тех пор с клипами как-то не складывалось.

     

    Но с альбомом "Невидимый воин" всё изменилось…

     

    Алексей Булгаков: Да, на песню "Лунный свет" был снят профессиональный клип. Его производством занималась замечательная компания "Hot Jam" из украинского города Луганска.

     

    А есть ли вероятность того, что в ближайшем будущем появится полнометражное концертное видео группы?

     

    Алексей Булгаков: Думаю, что нет. Это довольно дорогое удовольствие.

     

    То есть, видео-бонус на "Четырёх стихиях" – единственное официальное концертное видео?

     

    Алексей Булгаков: Выходит, да. Такой официальный бутлег. Планировался DVD с записью выступления на "Экологии души", но получились только три песни. Всё упёрлось в финансы.

    Александр Орлов: К тому же человек, взявшийся за монтаж, в итоге пропал, и его было невозможно найти.
     
     
    На концертах Владимир играет на "телекастере". Почему такой нетипичный для металла выбор инструмента?
     

    Владимир Лицов: Мы будем ломать стереотипы металлистов! На новом альбоме половина гитарных партий записана на этой гитаре. Фишка "телека" в том, что при малом количестве гейна у него достаточно большой сустейн. А вторая половина альбома писалась на Schecter'е

     

    .

    А Стас всё также неразлучен с красным басом?

     

    Алексей Булгаков: Красный бас прошел со Стасом через всю историю группы, он ее неотъемлемая часть.

    Стас Козлов: Я просто привык к нему, он мне нравится.
     
     
    Группа на сцене выглядит очень цельно...
     

    Алексей Булгаков: Это как раз хорошо. Нам не надо, чтобы было, как у Ингви Мальмстина - он один звезда, а остальные чуть ли не за порталами стоят.

    Владимир Лицов: Перетягивание одеяла ни чем хорошим не заканчивается.

     

    Есть бессменный лидер группы. Есть его жена, по совместительству являющаяся директором. На ум сразу приходят две наиболее ярких аналогии – Шэрон Осборн…

     

    Легион: (хором) …и Венди Дио!

     

    На концертах по Марине видно, что всё происходящее на сцене ей откровенно нравится. Булгаковы не одно десятилетие вместе, у людей общее дело, и их от этого, мягко говоря, ещё и прёт. Алексею можно позавидовать. А у остальных как обстоят дела дома?

    Стас Козлов:

    Уже нормально! (всеобщий смех)
     



    А изначально как было?

     

    Стас Козлов: Тяжело было. С женой пойди, договорись. А теперь привыкла. Я ей выражаю благодарность за понимание. На альбомах.

    Александр Орлов: А остальным проще – у нас жён нет. А родители нормально воспринимают.

    Алексей Булгаков: А особенно Сашина бабушка! (всеобщий смех) Я как не позвоню, она мне рассказывает, как ей "Звезда" нравится. Как в гости не приеду, она рвётся пообщаться, а Саша её выпроваживает. Говорит, что у нас дела. (всеобщий смех)
    Владимир Лицов: Мои родители стараются ходить на наши концерты. Я их зову на более масштабные, на открытом воздухе – в "Зелёный театр", в Тропарёво.
    Пётр Малиновский: Профессия музыканта необычная. Поэтому не все нюансы могут быть понятны стороннему человеку. Он воспринимает с точки зрения своего уклада жизни. А в музыке дела строятся немного по-другому.
     
     
    Алексей и Стас – ветераны группы. Остальные участники сильно моложе их. Нет ли в группе...
     

    Алексей Булгаков: Дедовщины? (смеется) Есть! Петя иногда бегает за пивом. (Дружный смех) А конфликта поколений нет.

     



    Что слушали Алексей и Стас понятно. А на какой музыке росли молодые участники группы?

     

    Александр Орлов: У меня началось с баллад SCORPIONS. Потом пошло всё потяжелее. Дядька подсадил на AC/DC, приятель принёс DEEP PURPLE. И понеслось.

    Владимир Лицов: Я услышал Оззи Осборна. Меня качнуло. А пойти заниматься музыкой меня заставили MEGADETH.
    Пётр Малиновский: У меня в детстве сочеталось то, что я слушал дома на виниловых пластинках THE BEATLES и ROLLING STONES, и ходил по улицам с магнитофоном, на котором играли METALLICA и NAPALM DEATH. Потом уже добавилась середина между этим. Во время обучения я для расширения кругозора слушал много фанка и джаза. Но больше всего нравится сочетание классики и техниного хэви.
     
     
    Кстати, уже два гитариста, прошедших через ЛЕГИОН, играют у Кипелова. Получается, что ЛЕГИОН – своего рода кузница кадров?
     

    Алексей Булгаков: Мы специально так не задумывали. Российская метал-сцена совсем мизерная, и шоу-бизнес присутствует только у Кипелова и у АРИИ. Голованов же, насколько я помню, пробовался в 2002 году в Арию, но не попал туда. Зато очень удачно попал к Кипелову. Когда Катасонов ушел, мы попросили Голованова опять влиться в коллектив. Спросили, свободен ли он, и он сказал, что свободен. Мы с ним сделали сингл "Игра", а потом на наш концерт пришла менеджер Кипелова Рина Ли, и скоро мы узнали, что Голованов уходит к Кипелову. А Молчанова туда направил Андрей Большаков, когда Смольский ушёл.

     

    Но ведь и самого Алексея в 1994 году звали в АРИЮ. Почему не сложилось сотрудничество? Ведь более подходящего певца для них трудно представить.

     

    Алексей Булгаков: Когда меня прослушивали в АРИЮ, там ещё был Маврин. В процессе записи новых песен он позвонил и сказал, что без Кипелова он работать не будет. И ушел. А в конце моего пребывания в группе в студии появился Сергей Терентьев и записал свое первое соло в песне "Ночь короче дня". Мы тогда успели сделать "Зомби", "Паранойю", "Рабство иллюзий". А из старых – "Кровь за кровь". Я тогда зарубился на текст "Уходи и не возвращайся". Такая странная песня… И я просил у Холстинина новый текст. Видать, ему это очень не понравилось, что пришел тут какой-то и диктует условия. А потом Морозов, собиравшийся в 1994 году издавать их старые альбомы, узнал, что у группы новый певец, и посчитал, что в этом случае диски будут плохо продаваться. Он и склонил их вернуть Кипелова.

     

    С Сергеем Терентьевым в 2005 году Вы записали первый альбом АРТЕРИИ. Эта группа планировалась как действующая живая команда, или как проект для записи одного альбома?

     

    Алексей Булгаков: Сергей, наверное, предполагал живую группу. А я - нет. Мне было бы очень трудно совмещать ЛЕГИОН с АРТЕРИЕЙ. Тем более, Сергей предполагал репетировать четыре раза в неделю по шесть часов.

     

    Как работалось с Терентьевым?

     

    Алексей Булгаков: Сергей - профессиональный музыкант, разбирается в гитарах, в аранжировках, в нотной грамоте, в вокале. У него была совершенно четкая концепция альбома "Лети на свет" - как должен звучать материал, и как там надо петь. Каких-то идей от меня не требовалось. Я всё спел так, как он говорил мне. На все 100%.

     



    Потом, в 2008 году вы записали вокал к двум песням для сольного альбома Алексея Страйка. Насколько отличалась работа у Страйка от работы у Терентьева?

     

    Алексей Булгаков: Леха прислал мне по интернету две песни, и я приехал и записал всё чуть ли не с первого раза. А с Терентьевым мы долго писали "Лети на свет". Что-то переделывали, что-то улучшали, где-то он сомневался по поводу вокальных сессий на студии. Со Страйком все гораздо проще было.

     

    Сейчас альбомы появляются в сети интернет чуть ли не за месяц до официального выхода...

     

    Алексей Булгаков: Это плохо, на самом деле. Музыканты лишаются источника дохода. Была бы возможность зарабатывать с дисков, был бы стимул заниматься музыкой. Хорошо, пусть музыканты не зарабатывают, но в каком-нибудь маленьком городе 10 человек купило диск, а 1000 скачало. И если эта тысяча пришла бы на концерт, все были бы довольны. И музыканты могли бы зарабатывать себе на жизнь. А сейчас с интернетом происходит какая-то непонятка… Просто не существует на данный момент такой профессии, как рок-музыкант. И получается, что занятие музыкой – это такое дорогостоящее хобби, такое творческое удовольствие.

     

    В последние годы у ЛЕГИОНА выработалась некая традиция. К выходу "Стихии огня" у группы уже была готова половина "Мифов древности", после выхода "Мифов" были готовы какие-то песни к "Невидимому воину"... А сейчас есть какие-нибудь новые вещи?

     

    Алексей Булгаков: Готовых вещей ещё нет, но на репетициях мы уже пробовали несколько новых песен, обсуждали их, смотрели, что там можно сделать. Процесс идёт!

     



     
    Интервью - Александр "Alexx-Off" Молодяков и Виталий Куликов при участии Виктора "победа" Побединского и Надежды Биккузиной

    20.10.2010 17:40  

    История группы ЛЕГИОН