Автор Тема: К.П.П.  (Прочитано 28029 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Виталий Steel

  • РашнХэвиМеталлист
  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 11963
  • Репутация: +216/-4
    • Просмотр профиля
    • MetalRus.Ru
Re: К.П.П.
« Ответ #60 : 21 Февраль 2013, 07:54:30 »
Опубликован архивный видеоклип на песню "Хочу жрать" (1993).
Металлисты - это самый развитой и передовой класс, и никто не может отрицать, что это и есть передовой отряд всего пролетариата. (В.И. Ленин)

Оффлайн Toney

  • Почетный деятель
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1685
  • Репутация: +81/-0
    • Просмотр профиля
Re: К.П.П.
« Ответ #61 : 22 Февраль 2013, 13:55:09 »
Круто! Сэр как хищный колобок!
А между тем такие личности как Toney и dr.bond_007 являющиеся админами куролесят как хотят. Зайдите в топик Чёрного Кофе где мистер dr.bond_007 под ником Katmandu в сговоре с Toney занимаются всякой хернёй. Пришлось забанить на время. © Ильюха

Оффлайн Куликов Виталий

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 922
  • Репутация: +20/-0
    • Просмотр профиля
Re: К.П.П.
« Ответ #62 : 14 Март 2013, 01:47:45 »
Правда о смерти СЭРа:

отсюда: http://vk.com/note43647388_9676160

2 августа 2003 года, в субботу, не стало Сергея Щелкановцева, Сэра. Это страшно.
Сейчас, когда уже прошло столько времени с этой жуткой даты, я попытаюсь восстановить события.
Все произошло настолько неожиданно, что я до сих пор не могу поверить в то, что его уже нет.
Недели за две до этого трагического события он пожаловался мне, что у него болит задница. В смысле проктологии. «Ничего, — говорил он мне с улыбкой, — у нас есть свой в доску доктор Проценко, проктолог, в кабинете которого мы снимали пару сюжетов для программы «Батуалло», и которому я вполне могу доверить посмотреть, что у меня там не так». Само собой, после первого осмотра, когда он поставил Сережке диагноз, что у него небольшая трещина прямой кишки, он получил от меня порцию подколок типа, что он уже не девственник и тому подобного. Мы вместе поржали, а потом я сказал, чтоб он не игрался с этим, а выполнял все предписания и засовывал в себя все, что ему прописал доктор. Сергей со вздохом ответил, что никуда не денется. Положение несколько усложнялось тем, что Сережины родители уехали отдыхать на море, и денег на закупку лекарств у него было в обрез. Тем не менее, он купил все необходимое и усердно принялся за лечение. Я регулярно справлялся по телефону о его здоровье, не надо ли чего, но он говорил, что все в порядке и он лечится по предписаниям Проценко.
Через несколько дней нас собрал Валера Махов в клубе «Чемпион» и попросил помочь с концертом Саши Чернецкого, который должен был состояться 3 августа. Я забрал кряхтящего Сэра из дома, и он с трудом уселся на заднем сиденье моей машины, жалуясь, что «жопа все равно что-то сильно побаливает» и что он дней пять практически ничего не ел. Я ответил, что нет худа без добра, и немного голодания однозначно пойдет ему на пользу. Тем не менее, он всю дорогу развлекал меня анекдотами о проктологах. В «Чемпионе» мы пообщались, разбросали кто чем будет заниматься и пообещали Валере, что концерт Саши пройдет на должном уровне. Сэр отказался от предложенного коньяка, сославшись, что плохо себя чувствует, и лишь слегка пригубил очень вкусное крымское вино.
В четверг он позвонил мне и попросил, чтобы я отвез его к Проценко. Я обнаружил его дома в подавленном состоянии, хотя он всячески пытался скрыть это. На мои вопросы он отвечал, что задница болит по-прежнему, кровит, и поэтому он попросился на прием к врачу. Мы съездили к Проценко, и Сережка вышел от него через полчаса розовым и веселым. «Слава Богу, воспаление прошло, все в порядке и дело идет на поправку. Проценко сказал, что скоро и кровить перестанет. Зато теперь нужно засовывать в жопу печеный лук. Класс!» Само собой, тоже пошутили-посмеялись по этому поводу, и я отвез его домой. Вечером он позвонил мне и сообщил, что завтра собирается на работу. Я стал его отговаривать, но он сказал, что ему там нужно все доделать, и утром в пятницу таки отправился в «Арт-мозаику».
А около одиннадцати вечера Сэр позвонил мне и пожаловался, что у него поднялась температура, начались гнойные выделения и чувствует он себя отвратно. Проценко, которому он позвонил, сказал, чтобы он немедленно с утра вызывал «скорую» и ложился в больницу на операцию.
В субботу в 10-00 Сергей позвонил мне и сообщил, что лежит во 2-й горбольнице в проктологическом отделении в палате №2 на третьем этаже. Сказал, что через час его будут оперировать, успокоил, что ничего сложного и опасного нет, и попросил, чтобы я утром в воскресенье привез ему новую телефонную карточку и дал телеграмму родителям, что он в больнице. Без проблем! Он дал мне телефоны студии «М-Арт», попросил проконтролировать доставку аппаратуры для концерта Чернецкого и передал Сашке огромный привет. Я пообещал, что буду завтра и все сделаю, как надо.
Вечером мне позвонил Саша Букреев узнать, что там с Сэром. Я рассказал, и он предложил завтра поехать к нему вместе.
В воскресенье утром мы купили все необходимое — карточку, его любимый вишневый сок, минеральную воду без газа — и отправились в больницу. Пройдя на третий этаж, мы вошли в палату и обнаружили, что Сергея там нет. На его кровати лежал голый матрац, рядом стояли два пакета с вещами. Где-то внутри меня шевельнулось смутное предчувствие чего-то неладного. (Тут еще накануне ночью меня ни с того ни с сего подкинуло в полпятого утра, и я минут сорок не мог уснуть, ворочаясь с боку на бок). На наш вопрос двое мужиков, Сережины соседи по палате, ответили, что его вчера прооперировали, он отошел от наркоза, а потом ему стало плохо, он потерял сознание, посинел и у него начались судорожные сокращения мышц. Мужики испугались, вызвали дежурного врача и Сергея спешно увезли в реанимацию. Мы быстро спустились на этаж ниже в реанимационное отделение. И тут как раз перед нами какой-то несчастной женщине сообщили, что у нее умерла пятнадцатилетняя дочь. Боже, что тут началось! Она кричала, падала в обморок, снова кричала, куда-то пыталась звонить по мобилке… Меня уже колотила мелкая дрожь, а сердце готово было выскочить из груди: я чувствовал, что все это не просто так. В течение двадцати минут мы пытались поймать хоть кого-то из работников реанимации, но все попытки узнать о судьбе Сэра были безрезультатны. Наконец, какая-то медсестра, пойманная нами за рукав, сказала, что постарается нам помочь. И исчезла. Другая сказала, что такой к ним вообще не поступал. Я уже начал терять терпение, но Сашка сказал, что сходит сейчас в проктологию и точно узнает, где же его искать. Я остался один, и тут мимо прошел мужик в белом халате. Я спросил его, не имеет ли он отношения к реанимации, на что он ответил, что только что сменился отсюда с ночной смены. «Может, вы знаете, что там с Сергеем Щелкановцевым, таким большим парнем?» «А-а… Так он умер сегодня ночью», — запросто ответил мне мужик, продолжая движение. Я остолбенел. «А ну стойте! Что вы сказали?! Как умер, от чего? Ведь у него была простая проктологическая операция!» «Ну, мне так сказали…» «Кто сказал?! Немедленно приведите его сюда!» Через минуту вышел еле ворочающий языком полупьяный дежурный… врач… если можно так выразиться, который проблеял, что это правда, и Сережа действительно умер сегодня в четыре часа утра от тромбоэмболии (закупорки сосуда тромбом). У меня подкосились ноги. Тут появился Сашка, и я ошарашил его жутким известием. Что творилось с нами описать словами невозможно — на Саше не было лица, а у меня бешено колотилось сердце и всего меня трусило. Мозг неотступно сверлила мысль: где искать родителей, как им сообщить о случившемся?.. И вообще, что теперь делать и куда бежать в первую очередь?
Мы помчались наверх, в палату. Там еще раз подробно расспросили мужиков о случившемся, повергнув их в шок известием о смерти Сергея, но ничего нового не узнали. Медсестры помогли собрать нам Сережкины вещи и посоветовали отправиться в паталого-анатомическое отделение, узнать результаты вскрытия и вообще — «теперь вам туда». Мы, как сомнамбулы, поперлись искать это отделение, нашли, но его там еще не было. Сказали, что его скоро привезут, но раньше завтрашнего дня вскрытия не будет.
Мы с Сашкой поехали по домам. Мыслей о том, где искать родителей, было немного. Мы знали, что они должны приехать только через неделю. Понятно, что никто без них хоронить Сэра не будет, но в морге нам сказали, что больше четырех-пяти дней его держать здесь нежелательно. Я надеялся, что в понедельник нам удастся найти кого-нибудь в институте искусств, где работает его мама, кто хоть примерно знает, куда они поехали отдыхать.
Я кинулся звонить по всем телефонам, сообщая нашим общим знакомым о страшной трагедии. И вдруг через какое-то время меня осенило: Сэр-то просил меня дать родным телеграмму, значит, у него наверняка где-то есть их адрес. А вдруг он приготовил его для меня? Я позвонил Саше Букрееву и попросил внимательно осмотреть Сережкины вещи. Так и есть: скоро он мне перезвонил и сказал, что нашел бумажку с подробным адресом! Боже, ты есть на свете! Через полчаса Саша отправил маме с папой телеграмму: «Феликс Карлович! Срочно позвоните Игорю домой»: мы все же не решились сообщить родным о смерти сына телеграммой, уж лучше пусть я сам скажу им об этом. Только вот какие найти слова?.. Я полдня ломал себе голову, но потом решил, что это нужно сделать сразу, без всяких там «в тяжелом состоянии в больнице». Правда, нам сказали, что «молния» все равно дойдет до них не раньше завтрашнего утра — выходные. Совок, твою мать! Но делать нечего, и мы стали с нетерпением ждать завтрашнего дня.
Сашка Чернецкий не видел Сэра два года. Они начинали играть вместе много лет назад, были очень дружны, и Саша, узнав в субботу, что Сэр в больнице, позвонил мне и попросился поехать в воскресенье утром с нами. Но его отговорили — все-таки вечером концерт, нужно подготовиться — и он сказал, что обязательно поедет к нему в понедельник. Что с ним творилось, когда он узнал, что Сереги не стало! Мы предложили ему отменить концерт, но он твердо сказал, что будет петь в память о нем.
К концу дня у меня уже голова шла кругом от бесконечных звонков, не спадающего нервного напряжения и беспокойства. В 20-00 я пошел в клуб «Чемпион». Практически никто из собравшихся на концерт не знал о случившемся несчастье, и поэтому выступивший перед народом Сергей Александрович Коротков сообщил это печальное известие. Зал почил Сережину память вставанием и минутой молчания. Саша все свои песни посвятил его памяти и отыграл просто великолепно. А я… Я попытался было хоть немного снять не отпускающую меня боль и выпил залпом два бокала коньяка — куда там… Вода водой.
Утром, несмотря на то, что концерт завершился в четвертом часу ночи, я с шести утра стал ждать звонка от Сережиных родных. Беспрерывно звонили друзья, спрашивая, знают ли уже родители и когда состоятся похороны. Но звонка от родителей не было ни в 9, ни в 10, ни в 11, ни в 12 часов… Неужели они уехали куда-нибудь? Может, это был неправильный адрес? Или еще черт его знает что?! И тут мне позвонил наш с Сережкой давний приятель Вася Скидан. Узнав, что родные отдыхают под Феодосией, он сказал, что там же отдыхает и один из его друзей. Он может позвонить ему на трубу и попросить, чтобы он поехал в это самое село Береговое по указанному адресу и просто дал свою мобилу папе, чтоб он набрал меня. Это был отличный вариант, и я стал ждать.
Примерно в начале четвертого раздался звонок. «Игорек, что случилось?!» — это был голос Елены Михайловны, и мне нужно было все сказать именно ей... Я собрался с духом и произнес: «Немедленно приезжайте. Случилось большое несчастье: Сережки больше нет…» «Боже мой, Сережа умер!..» — услышал я сдавленный крик матери. Связь прервалась. Передо мной с бешеной скоростью проносились видения того, что может сейчас происходить с родными. Но все же я почувствовал, что с моих плеч словно свалился огромный камень. Я вдруг понял, каким непомерным грузом была для меня эта страшная миссия — сообщить родным о смерти сына. Однако я прекрасно понимал, что главные испытания еще впереди. Я обзвонил всех, сообщив, что родители уже все знают и завтра будут здесь.
Около шести вечера позвонили их знакомые из Феодосии и сообщили номер поезда, вагон и время прибытия — 4 утра. Мы втроем — я, Сергей Кривуля и Ира, жена школьного друга Сережи Вадика Гарбуза, встретили их на вокзале. Родители старались держаться, но это было явно из последних сил. «Как это случилось?» — были первые слова мамы Лены. Я рассказал, мама плакала и все задавала вопрос, на который ни у кого не было ответа: «Как теперь дальше жить без него?» Папа молчал всю дорогу, и мы больше всего за него беспокоились, потому что он был словно в каком-то ступоре. Когда мы приехали к ним домой, они попросили оставить их одних. Кстати, телеграмму они так и не получили…
А дальше… Дальше была мотанина всех и вся по организации похорон (Сергей хотел, чтобы его кремировали), панихиды и поминок. Андрей Капустин с Сергеем Кривулей договаривались с ДК Связи об организации у них в фойе панихиды, оформляли документы, нашли кафе для поминок. Саша Букреев мотался по аренде автобуса, охране, ездил в морг… Сергей Кондратьев с друзьями обеспечили аппаратуру для панихиды. Кто-то сидел с родными, кто-то ездил за цветами… «Я знала, что у моего сына много друзей, но не знала, что настолько много», — удивлялась мама Лена. Помогали все кто чем мог: передавали деньги, включали связи, предлагали любую возможную помощь.
В этот день нам на руки выдали свидетельство о смерти Сергея, где была точно указана ее причина: трансмуральный инфаркт передней стенки миокарда. Вот так. И случилось это не ночью в воскресенье, а в субботу, 2 августа в шесть часов вечера. Когда мы разговаривали с паталогоанатомом, проводившим вскрытие, он сказал, что непонятно, как он вообще жил с таким сердцем — он мог умереть в любую минуту. Но я точно знаю, что за пару месяцев до случившегося Сэр комплексно обследовался и потом шутил, что при найденных у него около двадцати разных болячках, кардиограмма показала, что сердце у него, как у ребенка... Ну что тут скажешь о наших врачах?.. Понятно и ясно, как день, что инфаркт был спровоцирован общим наркозом, под которым проводилась операция, никто в субботу не делал ни кардиограммы, ни пробы на анестезию. А ведь в прошлом году Сергей уже попадал в реанимацию, чуть не умерев от общего наркоза! Не может быть, чтобы он сознательно снова пошел на такой риск. Но эта тайна, похоже, так и останется покрытой мраком навечно…
6 августа, в среду, в 11 часов дня состоялась панихида и прощание с Сергеем «Сэром» Щелкановцевым в ДК Связи, что на ул. Скрыпника. Проститься с ним пришли самые разные люди. Среди множества печальных лиц можно было увидеть представителей трех поколений — его любили и уважали многие в нашем городе. Мятежный дух его витал где-то рядом, а тело, казалось, просто уснуло… Тихо играли блюзы его любимых групп, а огромная гора живых цветов на столе у гроба ежеминутно становилась все больше — людской поток не иссякал в течение трех часов.
В крематории в зале прощания у Сережиного гроба было сказано много хороших слов о его пламенной, но, увы, столь недолгой жизни. В свои 37 лет он был полон творческих планов — работал над разными масс медийными проектами, продолжал писать песни для группы «КПП», великолепно вел музыкальную рубрику и «Самописку» в «Арт-мозаике». Эх, Сережка…
Я не склонен верить в различного рода знаки свыше, но посудите сами. В воскресенье целый день лил дождь, и в «Чемпионе» на концерте Чернецкий сказал, что это Харьков плачет по Сэру. В крематории из десятка свечей у гроба семь наклонились и капали воском. «Смотрите, свечи плачут», — тихо сказал кто-то. Как только прощание было закончено и мы вышли из зала, сплошной стеной хлынул ливень, но когда мы доехали до поворота на аэропорт, оказалось, что там не упало ни капли… «Если и есть иной мир, — сказал Сергей Коротков на поминках, — то Сэр там наверняка в самом лучшем месте и среди лучших». И я тоже уверен в этом.
Прах Сергея Щелкановцева похоронен на 13-м городском кладбище. Пусть земля ему будет пухом.
Он ни минуты не жил без хохм и приколов, находя смешное даже в драматическом. Что бы он сказал по поводу своей смерти? Наверняка что-нибудь из этого: «Ну и что из того, что я умер? Зато теперь жопа не болит!» или «Ладно, хватит плакать. Давайте лучше накатим». А как вам это: город оСЭРотел? «Он жил как хотел, и как хотел умер, — сказал Саша Букреев. — Это самый большой его прикол, правда, не самый удачный…»

© Игорь Костромин, 2003
Harcolni kell, menni es meg nem allni! (c) Ossian

Оффлайн Куликов Виталий

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 922
  • Репутация: +20/-0
    • Просмотр профиля
Re: К.П.П.
« Ответ #63 : 14 Март 2013, 01:49:26 »
История КПП от Александра Букреева

отсюда: https://vk.com/pages?oid=-2523500&p=Never_Old_For_Heavy_Meta%2C_Dead_For_All_But_RockNRoll

Never Old For Heavy Metal, Dead For All But RockNRoll !
автор: Александр Букреев
 
Было б имя моё Элвис Пресли,
Я б взорвал бы свой толчек. Королю пристала Смерть покрасивей.

СЭР
 
Не смейся,но Ты предсказал свою Смерть, Амиго !
 Букреев
 
Послушай, как ты мог?! Ты вырвал моё сердце! Это было первое, что вырвалось наружу после того, как мой мозг вышел из оцепенения, когда автопилот устал. Без тринадцати девять утра. Останавливаю свой автомобиль у твоего подъезда. На заднем сидении сумка с твоими вещами. Сейчас мне придется её взять, подняться на четвёртый этаж и отдать твоим родителям. Ты думаешь, это легко? Ты думаешь, это приятно? Ещё бы! Я просто тащусь! Слёзы хлынули сами собой. Первые за эти четыре дня после твоей смерти, сопровождаемые сдавленным криком. Крик при удушии, крик в чреве анаконды, крик утопленника под толщей воды. Я напуган. Чей это крик? Похоже, - мой. Прохожие дико озираются и ускоряют шаг. Ну-у браток, еще ближе к дурдому. С криком и слезами, пробив крышу и распугав ворон, ржавым ломом вырвалась наружу некая субстанция, служившая стержнем все эти дни, оставив меня беспомощно трясущимся перед лицом неизбежности. Ну, ты и выдал.... Чего-чего, но такой подставы от тебя не ожидал ни кто!
Подъезд. Ступени. Четвертый этаж. Дверь. Дверь не заперта. Вхожу. В прихожей мать. «Ах Сашенька! Он Вас так любил!» Я взрываюсь окончательно. Обоюдные слёзы. Интересно, ты наслаждался этим зрелищем? Надо же, было так изощрённо поиздеваться над всеми нами! Будь она неладна твоя врождённая интеллигентность и нежелание обременять окружающих, а особенно близких людей. Он, видите ли, не хотел расстраивать родителей перед отъездом! Ха!! У тебя это здорово получилось! Это про тебя сказано: «С умным видом люди делают большие глупости». А теперь понеслась: Приходят какие-то люди и стараются говорить какие-то возвышенные вещи, все такие просветлённые, мать вашу, слова подбирают. А я отчетливо слышу, как ты хихикаешь в ответ, кривишься и говоришь: «Я т-тя умоляю!» Они что, забыли кто ты такой, или не были знакомы с твоим сарказмом, самоиронией и вечным присутствием духа? Да тебе же было глубоко насрать, как на собственную жизнь, так и на собственную Смерть. А на высшие причины всего происходящего в этом мире тебе тем более было насрать.
Теперь где-нибудь в параллельном измерении, в ином временном отрезке, ты сидишь у хижины сооруженной на дереве, пышащий здоровьем красавец, - плотный, но без живота, густой длинный хаер, гладко выбрит и достаточно высок (это я видел во сне), и споришь о существовании БОГА с неким существом, которое по всем параметрам и должно быть ИМ. ОНО ухахатывается и ржет, как конь поручика Ржевского, не выдержав шквала твоего красноречия и обезоруживающего юмора. Ты прощен?! Да нет, тебя и прощать-то в общем-то не за что. Как можно обижаться на шута ? А особенно если он говорит искренне! Типа: «Могу я иметь своё мнение?!» Конечно, брат! О чем базар? Помнится, у тебя было мнение, что нефиг жить больше сорока лет. Ну, так ты отстоял его блестяще. Пацан сказал, - пацан сделал. А теперь мы все без исключения делаем вид, что нам тебя ужасно жаль. Но, стоит задать себе вопрос и, тут же, выясняется, что жаль нам самих себя, что каждый потерял кусочек солнца, без которого дальнейшая жизнь будет совершенно иной. Лучше или хуже, выяснится потом, но иной - это точно.
Слушай, вот что я подумал. А хочешь я расскажу тебе о ТЕБЕ? Я попробую рассказать о своём кусочке солнца. Боюсь, - это будет бессвязное, обрывочное повествование, а иначе не выйдет. Эмоции, знаешь ли, и еще захламлённая память. Ты же помнишь, как много всего с нами было. Уже не разобрать, что произошло раньше, а что позже. На дворе во всю колосился конец восьмидесятых. Время жизнерадостных идиотов, коими все мы и были. «Перестройка – мать родная, Горбачев – отец родной!»
Я только распустил свою группу «Лица» и искал чего-то новенького. То, что было раньше меня не устраивало. И не по причине ехидных насмешек со стороны Рок-клуба. Наивная музыка, наивные и незрелые тексты. В общем, насмешки небезосновательные. Мне было пофигу, просто я сам понял бесперспективность данного проекта без вливания новой крови. Я даже был готов удариться в ученичество, чего делать никогда не поздно и даже полезно. Таким образом, шатаясь по всякого рода кофейням, «скулёжкам» и прочим «Восточным сладостям» /кофейня в Харькове/, я набрёл на Олега Томашевского и Захара Мая. После пары совместных репетиций мы выяснили, что и даром друг другу невпёрли. Потом, как-то звонит ко мне Захар и читает примерно такую телегу: «Слушай, есть такой человек по имени Сэр, он собирает тяжёлую команду. Перебрал уйму народу, и всё не то. А вот ты с твоим драмером подойдёшь ему, аж бегом» . Я: «Да, ну, незнаю. Я видел «Рок-фронт» (Сэр там играл), что то не очень». Он: «Послушай, брось прикалываться. Говорю тебе, не пожалеешь. Тем более, что я ему тебя уже отрекомендовал и дал твой номер телефона». Что ж, прикалываться бросил. Чем черт не шутит! Всё равно делать нечего. Созвонились. Договорились. Я попросил Юру Слепцова (он был басистом в своей группе и работал художником, а впоследствии стал вокалистом «Альтернативы») предоставить нам репетиционную точку на один раз. Он, разумеется, любезно согласился.
Вот он, исторический момент! Октябрь, не помню какого числа,1988 года. Подвал ДК Металлист. В духоте, полумраке и сырости, среди переплетений коммуникаций, свисающих низко над головами, состоялась наша первая встреча. Первая репетиция, заложившая фундамент под все последующие, ставшие неким подобием священно служения на долгие годы. Встреча, так или иначе, повлиявшая на дальнейшую жизнь, мировоззрение, творческие и человеческие приоритеты каждого, кто там был.
 
Первое впечатление. Сэр был толстым, смешным и зачем-то, очень серьёзным. Одет был, ну умора, «чистый ботаник». Только очков и сачка для бабочек не хватает (А зачем ботанику сачок? Хм!..), и вёл он себя - до безобразия воспитано.
Перезнакомившись, мы взяли пару-тройку аккордов, поиграли обычную ерунду. Затем Сэр предложил первую тему. Это была «Рой яму». Удивительно, на сколько всё было грамотно, до гениального просто, а главное, вкусно и в кайф. Да, у Сэра этого было не отнять. Для себя, я решил, музыку писать больше не буду. Мне не хотелось выглядеть бледной поганкой на его фоне. Сейчас я это расцениваю, как проявление малодушия, а тогда ничего не мог с собой поделать. В общем, было решено готовиться к грядущему грандиозному фестивалю «Рок против сталинизма», на котором мы покажем восемь сэровских и одну,таки,лицевскую «Россия». Эту песню Сэр аранжировал и переделал текст, отчего она получилась острой, мрачной и пафосной, от чего только выиграла. «Засучив рукава» мы кинулись в работу. Замелькали репетиции, точки, люди. Первым сварился Пиларик. Это гитарист такой. Сэр приволок его из «Рок-фронта». Впрочем, ему и не надо было свариваться. Он итак не туда попал и не понятно, чего тут делал. Первое время мы на него смотрели настороженно и с благоговением. Ещё бы! Мало того, что у него была своя машина, кожаный костюм и куча бабла, он имел настоящий полуакустический Gibson. Но это продолжалось не долго. Вообразите себе такое: мы каждый день прибегаем на репетиции (к тому времени мы осели на заводе «Вторчермет») минута в минуту, колбасимся, как потерпевшие, просто сгораем на глазах в творческом пылу и от собственного угара и кайфа. Тут эта морда является, когда ему вздумается и посреди всего начинает неспеша подключаться и пыхтеть о том, как всё круто и т.д... Потом заявляет: «Подождите, лучше послушайте, как классно звучит мой инструмент». Может и классно, но для нас - полное говно, если нет от него никакого проку! Мажорство галимое. Слушай его дома в кругу семьи! Мы кучка босяков, с пеной у рта рвущиеся к своей цели, а он весь такой самодовольный, сытый и неторопливый. Он что думает, мы ему в рот будем заглядывать?! Ага, щас! Нахуй!
Не долго думая, на замену Пиларику (в последствии Пиларик оказался по жизни отличным мужиком), я притащил своего бывшего гитариста Миху Антонова. О-о-о! Это был человечище! Полная противоположность Пиларику. Практически бездомный, безработный, хоть и был в родственных связях с семьёй Раинчиков (элита белорусской советской эстрады) и чуть ли не профессиональный алкоголик. Вот он, рок-н-ролл! А главным его достоинством было то, что практически не играя соляков, он атомно производил рифы, да так, что с места его не сдвинешь. Стоял, как скала. Так и сформировался наш первый(своего рода уникальный) состав.
 
Вот они, красавцы: СЭР-вокал; Александр Еленевич-пурга-гитара (по другому он тогда не играл); Михаил Антонов-бронетанковая гитара; Виталий Болховитин-барабаны; Александр Букреев-бас ( собственно). Бригада собралась еще та, я вам доложу! Но, главное достоинство, -это талант и классовое чутьё СЭРа, сумевшего разглядеть в каждом из нас НЕЧТО, и из вполне заурядных музыкантов, в отдельности не представлявших из себя ничего, сколотить крепкую Heavy-команду, способную порвать любой зал.
Первый концерт. Отправная точка. Предфестивальная обкатка. Рок-клуб организовал солянку в клубе «Юность» на Красном луче. Народу набилось уйма. Что происходило в зале и кто перед нами выступал, я уже слабо помню. Чем ближе к нашему выходу, тем больше вырастали у нас когти, вставала дыбом шерсть и наливались кровью глаза. На сцену мы вывалили в полной кондиции; со звериным оскалом, клыками, врезающимися в собственную плоть, поливая слюной, визжа, хрюкая и обсирая от нетерпения ляжки. С первой секунды Еленевич посредством гитары посылает всех нахуй (до-ре-ми-до-ре-до. Известный музыкальный прикол), возвестив о начале. И мы грянули «Рой яму» (написана Сэром вместе с Вадимом Гарбузом). Тут мои глаза затянула красно-бурая пелена, внутренний взрыв, сродни мозговой эякуляции, ноги обмякли и ОН выскочил, как чёртик из табакерки. Да-да, ОН! Называй его как хочешь: скрытое «Я», мистер Хайдер, внутренняя скотина и т.д.. Смейся, смейся но, это было именно так. Скажешь, такого не бывает?! Ха-ха! Вот, что я тебе скажу. Некоторые женщины утверждают, что и оргазма не бывает. Но, мы то знаем!
Люди, наблюдавшие из зала, рассказывали: «На сцене была разбита банка с тарантулами, которые беспрерывно метались издавая звериные вопли, бросаясь друг на друга и на людей. Грохотом, лязганьем и садистскими гитарными рифами заживо погребая под собой, как под гусеницами чудовищного танка, весь зал, предыдущих исполнителей и бабушку-вахтёршу на дверях. Среди всего этого возвышался СЭР в чёрных галифе, черкеске и громогласно возвещал о своём пришествии.
После концерта поползли разговоры типа: «Лица просто не узнать. Это же совсем другие люди. Они так никогда не играли. А СЭР! Этот фрукт, вообще раньше был смешным, а теперь страшный какой-то! Что они друг с другом сделали?» Ну, уж и не знаю, что мы там друг другу сделали, ясно было одно: смесь получилась качественная и очень гремучая. Мы очень крепко закусили удила и чётко видели что и как дальше делать, словно волки, идущие по кровавому следу.
Будущее вырисовывалось, хоть и туманно, но туман этот был розовым.
  To be continued, if it needs…
« Последнее редактирование: 14 Март 2013, 01:51:12 от Куликов Виталий »
Harcolni kell, menni es meg nem allni! (c) Ossian

Оффлайн Toney

  • Почетный деятель
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1685
  • Репутация: +81/-0
    • Просмотр профиля
Re: К.П.П.
« Ответ #64 : 14 Март 2013, 13:02:05 »
> To be continued, if it needs…

Конечно надо! Душевная история!
А между тем такие личности как Toney и dr.bond_007 являющиеся админами куролесят как хотят. Зайдите в топик Чёрного Кофе где мистер dr.bond_007 под ником Katmandu в сговоре с Toney занимаются всякой хернёй. Пришлось забанить на время. © Ильюха

Оффлайн Виталий Steel

  • РашнХэвиМеталлист
  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 11963
  • Репутация: +216/-4
    • Просмотр профиля
    • MetalRus.Ru
Re: К.П.П.
« Ответ #65 : 12 Январь 2014, 05:09:20 »
Опубликован архивный видеоклип на песню "Я ненавижу вальс" (1992).
Металлисты - это самый развитой и передовой класс, и никто не может отрицать, что это и есть передовой отряд всего пролетариата. (В.И. Ленин)

Оффлайн Виталий Steel

  • РашнХэвиМеталлист
  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 11963
  • Репутация: +216/-4
    • Просмотр профиля
    • MetalRus.Ru
Re: К.П.П.
« Ответ #66 : 22 Март 2014, 14:28:16 »
Опубликован архивный видеоклип на песню "Скребись, как кошка" (1992).
Металлисты - это самый развитой и передовой класс, и никто не может отрицать, что это и есть передовой отряд всего пролетариата. (В.И. Ленин)

Оффлайн Виталий Steel

  • РашнХэвиМеталлист
  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 11963
  • Репутация: +216/-4
    • Просмотр профиля
    • MetalRus.Ru
Re: К.П.П.
« Ответ #67 : 02 Октябрь 2014, 07:00:01 »


Готовится переиздание альбома "Механизм дал сбой" (1989) - подробности.
Металлисты - это самый развитой и передовой класс, и никто не может отрицать, что это и есть передовой отряд всего пролетариата. (В.И. Ленин)

Оффлайн Van

  • Пользователь
  • **
  • Сообщений: 89
  • Репутация: +0/-0
    • Просмотр профиля
Re: К.П.П.
« Ответ #68 : 02 Октябрь 2014, 08:40:55 »
а кто взялся за издание альбома, наверное самого сильного и интересного у группы!

Оффлайн Виталий Steel

  • РашнХэвиМеталлист
  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 11963
  • Репутация: +216/-4
    • Просмотр профиля
    • MetalRus.Ru
Re: К.П.П.
« Ответ #69 : 03 Октябрь 2014, 05:36:32 »
Van - уверен что собственными силами.
Металлисты - это самый развитой и передовой класс, и никто не может отрицать, что это и есть передовой отряд всего пролетариата. (В.И. Ленин)

Оффлайн КРУИЗЁР

  • Почетный деятель
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1700
  • Репутация: +81/-0
    • Просмотр профиля
Re: К.П.П.
« Ответ #70 : 03 Октябрь 2014, 20:04:01 »
Обложка только какая-то пророссийская, я бы сказал. Майдан бы свой лучше изобразили.
Смотри - жестокий и святой
В Огне рождается Металл!

Оффлайн Van

  • Пользователь
  • **
  • Сообщений: 89
  • Репутация: +0/-0
    • Просмотр профиля
Re: К.П.П.
« Ответ #71 : 03 Октябрь 2014, 22:40:58 »
Van - уверен что собственными силами.
Главное чтобы все могли приобрести этот реализ, пускай даже самиздат!
А вот обложку все таки нужно было старую оставить, все таки альбом советских времен! Без всяких намеков на что-либо!

Оффлайн Виталий Steel

  • РашнХэвиМеталлист
  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 11963
  • Репутация: +216/-4
    • Просмотр профиля
    • MetalRus.Ru
Re: К.П.П.
« Ответ #72 : 04 Октябрь 2014, 05:19:43 »
Обложка только какая-то пророссийская, я бы сказал. Майдан бы свой лучше изобразили.

А вот обложку все таки нужно было старую оставить, все таки альбом советских времен! Без всяких намеков на что-либо!

Истину глаголите.
Металлисты - это самый развитой и передовой класс, и никто не может отрицать, что это и есть передовой отряд всего пролетариата. (В.И. Ленин)

Оффлайн kiskenbassker

  • Пользователь
  • **
  • Сообщений: 66
  • Репутация: +8/-0
    • Просмотр профиля
Re: К.П.П.
« Ответ #73 : 07 Октябрь 2014, 00:22:53 »
А вот обложку все таки нужно было старую оставить, все таки альбом советских времен! Без всяких намеков на что-либо!

А что, там была обложка? Я вот всегда думал, что та обложка, что есть в сети, кем-то позже добавлена, а изначально ее не было. Все-таки это магнитоальбом был.

А вообще, молодцы что переиздают. Долго альбом этого ждал. Может и звук улучшится на  переиздании. Я этот альбом последнее время переслушиваю, и тексты действительно сейчас по-новому воспринимаются, в свете всех этих политических событий. Хотя он мне и раньше нравился не меньше. Сарказм Сэра неповторим  :)
My spirit never dies.

Оффлайн Виталий Steel

  • РашнХэвиМеталлист
  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 11963
  • Репутация: +216/-4
    • Просмотр профиля
    • MetalRus.Ru
Re: К.П.П.
« Ответ #74 : 06 Апрель 2015, 03:20:48 »


Сингл - "До небес" (2015).
Металлисты - это самый развитой и передовой класс, и никто не может отрицать, что это и есть передовой отряд всего пролетариата. (В.И. Ленин)

 
Sitemap 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24