Группа


{"data-ad-client" => "ca-pub-9508229605968406", "data-ad-slot" => "4397029779", :style => "display:inline-block"}

TANTAL > "Для них дорога только вверх" (интервью, 2014)


6 марта 2013 года московская группа TANTAL, исполняющая Progressive Death Metal с женским вокалом, объявила о распаде. К тому моменту квинтет успел записать дебютную пластинку "Beginning of The End", которая была очень тепло встречена как российской, так и зарубежной прессой, и готовился к реализации второго диска. К счастью для поклонников коллектива, музыканты все-таки продолжили свою деятельность и в итоге выпустили второй альбом под названием "Expectancy" в конце апреля текущего года. О том, что команде пришлось пережить после расставания с оригинальной вокалисткой, а также о подробностях альбома, его презентации и отношениях музыкантов внутри коллектива нам подробно расскажут гитарист Дмитрий Игнатьев и новая вокалистка группы Милана Соловицкая.


TANTAL - Expectancy (2014)


Часть I. TANTAL на распутье: расставание с Софьей, встреча с Миланой.


Когда начал появляться материал для второго полноформатного альбома? Почему два релиза разделило долгих пять лет?


Дмитрий Игнатьев: Презентацию своего первого альбома мы сыграли в мае 2009 года, собственно, тогда первая песня для "Expectancy", "Pain That We All Must Go Through", и появилась. Дальше, как говорится, пошло-поехало. Так как мы относимся к процессу серьезно, то записывать альбом начали только в марте 2011 года, когда у нас уже был готовый концепт с названием альбома и с определенным количеством готовых песен. Мы рассчитывали все доделать к концу года. Собственно, с инструментальной частью альбома все так и произошло, она уже вся была готова где-то в октябре. Когда началась запись вокала, то наша вокалистка Софья Райкова решила записывать вокал самостоятельно в домашней студии.


Первый альбом как записывался?


Дмитрий Игнатьев: При записи первого альбома мы все вместе ходили на студию.


Для тебя это стало неожиданностью?


Дмитрий Игнатьев: Я стараюсь быть демократичным, поэтому просто сказал: "Хорошо, давай". Мы прождали где-то до конца года, играли параллельно концерты, появилась идея снять клип, чтобы выстрелить полной обоймой, но все надежды оказались напрасными. В 2012 году мы продолжали выступать, а запись шла в фоновом режиме. Я не торопил Софью, так как опыт показал, что на людей давить бесполезно…

Милана Соловицкая: Мне, если честно, очень нравится это качество Димы. Он себя очень умно ведет, в этом плане он все правильно делает. Попинывает, когда надо, но мягко.

Дмитрий Игнатьев: В итоге, когда мы послушали то, что подготовила Софья, то мы, мягко говоря, немножко были удивлены, услышанное не совсем всех устроило.


А что именно не устроило?


Дмитрий Игнатьев: У нас уже все партии были более-менее наметаны. Милана, конечно, что-то переработала в партиях, но в основе того, что вы можете услышать на новом альбоме, лежат те партии, которые были подготовлены перед записью. Представленный "обновленный" результат я послушал сам и, естественно, показал всем ребятам. Мы обсудили и решили - это не то, что мы хотели услышать. Мягко выражаясь, не для этого альбома эти партии были сочинены, не для этого стиля музыки. Я сторонник экспериментов, но в разумных пределах. Мы, естественно, пытались поговорить с Софьей, но видимо все, в какой-то степени, стали заложниками своих амбиций. В результате был получен бескомпромиссный ответ: "либо так, либо никак". Решили, что "никак"… В итоге летом 2012 года мы объявили, что ищем вокалистку. Решение принималось на нервах, так как никто не ожидал такого поворота событий, когда весь материал уже готов и все,казалось, шло по плану.


TANTAL - Дмитрий Игнатьев


Сразу удалось найти подходящую кандидатуру?


Дмитрий Игнатьев: После этого у нас появилась вокалистка, с которой мы отыграли несколько концертов. Она довольно оперативно выучила весь материал в рамках концертной программы, но, когда дело дошло до студии, стало понятно, что человек не вытянет. Было очень обидно, так как все ребята угробили кучу сил и времени, так как надеялись, что человек запишет все, но в результате он просто исчез... Такое, кстати, с нами не в первый раз происходит. Может быть, у молодых музыкантов есть такая мысль, что раз ты уверенно играешь материал на репетиции, то ты легко сможешь его записать. Поверьте, концерт и студия – это два совершенно разных "мира".


Что же было потом?


Дмитрий Игнатьев: Со своей стороны я сделал все возможное. Мы готовы были отсрочить студию, лишь бы человек еще какое-то время "прокачался" и был эмоционально готов к студийной работе, но опять напрасно. После этого мы (особенно я) психанули конкретно, мы объявили о закрытии проекта. Вот в тот момент как раз и появилась Милана.

Милана Соловицкая: Это очень прикольная история. В феврале или марте 2013 года, точно не помню, я нашла их объявление на музыкальном форуме. Тогда я просто искала какую-нибудь группу и нашла несколько вариантов. Куда-то меня просто не взяли, а Дима ответил, наверное, через недели две-три. Он выслалмне две песни, "Pain That We All Must Go Through" и, по-моему, "Nothing". Демо, "минус" и тексты. Написал: "Разучи, придем на репетицию, послушаем тебя". Я собралась разучивать или даже уже разучила, как вдруг Дима пишет, мол, извини, но группа распалась. Подумала тогда, что "везет" мне просто дико.


Как отнеслась к материалу? Он тебе понравился?


Милана Соловицкая: Мне очень понравилось! Дело еще и в том, что я тогда не слышала про TANTAL совершенно. Оказалось, что все мои знакомые их слушали! Впоследствии, когда они узнали, что я присоединилась к ним, стали засыпать меня поздравлениями. "Да ладно, ты теперь поешь в TANTAL? - Да, а что, вы их знаете? - Я их пять лет слушаю!". Когда послушала их первый альбом, подумала, что это что-то непонятное, слишком трэшовое. Грубовато, на мой вкус. Было много экстрима и мало чистого вокала. Я подумала, что такой же материал и дальше будет, но Дима выслал две песни, которые мне очень понравились. Я поняла, что это будут совершено разные альбомы, что мне бы очень хотелось принять участие в его создании. Потом Дима написал, что группы нет. В итоге мы даже и не встретились.

Дмитрий Игнатьев: Я уехал отдыхать, чтобы привести мозги в порядок. Понимаешь, я эмоциональный человек. Я могу уйти, психануть, послать на ХХХ, а через пару часов меня эмоции уже отпустят. Через несколько недель я созвонился со своими ребятами – давайте попробуем еще раз. Единственное, я сказал, что я не буду больше ходить с человеком и все по-новому разбирать, нянчиться и тому подобное. Я группу не собирал, мы пришли с Миланой вдвоем на базу, она спела то, что я ей присылал. Мне очень понравился ее тембр, голос очень приятный. Было видно – она знает, что делает. После этого мы договорились, что не будем репетировать материал вообще. Сколько можно?

Милана Соловицкая: А как была я рада, когда услышала, что никто не будет заставлять меня репетировать. Я считаю, что на репетиции материал не выучишь. Самой легче намного. Дома мне всегда было проще репетировать. Спокойно разучивать, перематывать, повторять столько, сколько надо, и так далее. Я просто выдохнула спокойно, когда мне разрешили готовиться самой.

Дмитрий Игнатьев: Мы договорились об этом, потому что мотивация у группы к тому моменту была нулевая для того, чтобы проводить репетиции с очередным вокалистом. Поэтому Милана сама подготовилась. Она сообщала мне о своей готовности, и мы шли на "KivRecords" записывать вокал. Начался процесс летом 2013 года. Со всевозможными перерывами мы закончили к Новому Году.


TANTAL - Милана Соловицкая


Солидные перерывы… С чем это было связано?


Милана Соловицкая: Да, это моя вина. Сначала я в темпе записывалась, с перерывами в неделю-две. Потом, по-моему, я стала делать перерывы побольше. Это было связано с личными проблемами. Я была вообще не в состоянии петь.

Дмитрий Игнатьев: Для нас это был уже некий эксперимент, сможем дотянуть или нет. Подкупало то, что Милана приходила на студию, и мы записывали одну-полторы песни, при этом я не знал чего ждать вообще (каких новинок в партиях и т.д.), но в 90% она попадала в точку. В конце года мы объявили, что альбом записан. В феврале-марте этого года материал проходил сведение. Мы пытались подгадать так, чтобы выпустить альбом весной.


Предыдущий негативный опыт как-то помог предугадать, справится человек или нет?


Дмитрий Игнатьев: Тут не угадаешь. Сразу видно, когда человек подготовленным пришел, когда он знает, что надо делать. Но нельзя заглянуть в будущее, так как все может повернуться на 180 градусов. Были люди, которые не приходили вообще. Назначаешь репетицию, сидишь, ждешь, а никого нет. Тогда все сразу понятно становится.


Часть II. Выход альбома "Expectancy": "Убитая мечта – это осуществленная мечта".


Альбом наконец-то увидел свет. Какие испытал эмоции от этого?


Дмитрий Игнатьев: Никаких! Вообще никаких, потому что я от этого всего, цензурно выражаясь, настолько устал, что заставлял себя слушать конечные миксы через силу.


Ты писал у себя на странице в соц. сети о том, что выпуск альбома – это убитая мечта. Почему именно "убитая"?


Дмитрий Игнатьев: Убитая мечта – это осуществленная мечта. Есть период, когда ты идешь в горку и видишь впереди себя цель. Когда ты ее достиг, то все, ты должен себе ставить новую цель. В принципе, на тот момент, когда мы записывали альбом, в жизни у меня не было цели. Вообще никакой, кроме записи нового альбома. Надо было доказать судьбе, что мы не сдадимся, несмотря на все палки в колесах. А так, я не знал вообще, для чего я вообще работаю, живу. Когда я вижу людей, у которых есть цель, я им, в принципе, завидую. Кто-то хочет зарабатывать много денег, у кого-то другая цель, кто-то хочет купить себе дачу или автомобиль. Не знаю, может быть, мне просто везет и я избалованный. Все это состояние отобразилось в текстах.


Дима ничего не чувствовал после выхода альбома. Милана, у тебя какие были впечатления?


Милана Соловицкая: Из-за внутренних конфликтов я тоже всего не смогла прочувствовать. Восторга, может быть, какого-то особого не было, а вот гордость была. Я была довольна собой. Когда послушала его впервые, еще до того, как он вышел, я прям так перлась и думала: "Блин, как же я крута!". Вот такие были чувства. Сейчас, конечно, уже таких эмоций нет, потому что мне кажется, что я уже пою лучше, чем на момент записи. Сейчас уже не могу так кайфовать, да и альбом тоже уже надоел. Свои альбомы нереально слушать. Если выдержать года два и не слушать свой альбом совершенно, то после этого можно посмотреть на него с другой стороны, послушать его, как будто чужой. Но, к сожалению, у нас нет возможности совсем не слушать его.


Есть какие-то нюансы, которые вас не устраивают в альбоме?


Милана Соловицкая: Я, если честно, некоторые песни вообще не могу слушать. Мне нравятся только те, которые я записала осенью. Я ненавижу "Nothing" больше всего в плане своего вокала, просто не могу слушать! Мне стыдно. Когда записывала, такого ощущения не было. Для меня отчетливо слышна разница между песнями, которые я записала в июне и теми, которые были записаны в октябре.

Дмитрий Игнатьев: Обычный рядовой слушатель не заметит разницы. Точно также обстоят дела с теми "косяками", к которым я придираюсь в плане игры на гитаре. В "Nothing" соло хреново сыграно. Причем, когда я записывал, я знал, что сыграл его хреново. Мне кажется, что на тот момент, когда мы записывали эти песни, то мы писали их на пределе наших возможностей. Я не говорю про Сашу (Александр Стрельников, гитарист группы TANTAL, прим. автора), но для меня, для Славы (Вячеслав Гуровой, барабанщик группы, прим. автора) это все на пределе. Я старался сделать так, чтобы мне было максимально некомфортно. Это было нужно, чтобы повысить свой уровень. Сейчас я, надеюсь, исправился.


Есть песни, которые, наоборот, нравятся?


Дмитрий Игнатьев: Да. Это "Expectancy Pt.2". Это моя любимая песня. Может быть, это от того, что она была написана последней, перед самой записью. Она была самая "сырая" на тот момент, когда мы уже писали барабаны. Мы придумывали какие-то партии прямо на ходу. В этой песне мне очень нравится припев и вообще настроение песни. Оно мегадепрессивное, это самая печальная песня на альбоме.

Милана Соловицкая: Мне очень нравится эта песня. Чистый звук гитарный в середине, атмосфера как в пост-панке, как ни странно. Очень необычно и атмосферно. На какой-то момент это была и моя любимая песня. Сейчас она на втором или третьем месте. У меня всего три любимых песни с этого альбома: "Expectancy Pt.1" - самая любимая моя песня, "Expectancy Pt.2" и "Echoes Of Failures".


Дим, расскажи, пожалуйста, подробнее о лирике альбома.


Дмитрий Игнатьев: "Through The Years" ("Сквозь годы"), это песня о том, что ты в какой-то момент начинаешь оглядываться назад. Ты видишь то, что хотел сделать, чего ты достиг, что бы ты хотел изменить. Я, например, никогда не хотел быть инженером. Я вообще, когда школу закончил, то хотел хирургом стать. Мне, конечно, моя работа и моя специальность очень нравится, но я не готов отдаваться ей на все 100%. Возможно, все было бы иначе, если бы я был врачом, но тогда бы не было этого альбома. Две части "Expectancy" ("Ожидание") - это центральные точки альбома. Наступает момент осознания того, что ты варишься в некоем котле и уже ничего не можешь с этим поделать. Об этом первая часть - "Desert In My Soul" ("Пустыня в моей душе"). Состояние, когда ты просто опустошен и находишься в неком замешательстве от того, что тебе открылось. Вторая часть, "Despair" ("Отчаяние"), уже о том, что ты смирился с этим состоянием. Тебе и дальше так жить. Я уже, например, не могу пойти на врача отучиться, хотя... "Echoes Of Failures" рассказывает об ошибках, которые мы совершаем, потом забываем о них, или, наоборот, всегда помним и жалеем, что поступили именно так.


TANTAL


Ты позволяешь другим участником группы вторгаться в твое творческое пространство?


Дмитрий Игнатьев: Я не против, но получается так, что всегда я пишу текст от начала и до конца, продумываю концепцию и тему. Если у кого-то из группы будут резонные идеи изменить, убрать или добавить что-то, я готов рассмотреть их все. Я не особо люблю сочинять вокальные линии, только ритмически расставляю фразы и слова.

Милана Соловицкая: На самом деле, у тебя есть очень полезные идеи. Да, я могу с нуля написать вокальные партии, но это будет сделано в моем стиле и, возможно, однообразно. Когда же мне Дима дает партию, а я потом ее редактирую согласно с правилами голосоведения и фразировки, то получается совершенно другое. Получается идеально. Мне, может, не нравится, как я спела что-то на альбоме, но все партии вокальные я обожаю. Просто супер. Я бы сама так с нуля не сочинила. Благодаря коллективному творчеству получилась просто конфетка, одно удовольствие их петь.


Изначально была установка на запись более мелодичного материала?


Дмитрий Игнатьев: Мы стараемся делать такой материал, чтобы в группе всем нравилось его исполнять и слушать. Мы все выросли на мелодичной музыке, это для нас естественно.

Милана Соловицкая: Каждый музыкант обрабатывает партии, исходя из своего опыта, своего видения материала. Дима – гитарист, а не барабанщик и вокалист, мы редактируем свои партии, но, как мне кажется, гармонию, канву материала, делает Дима. Я права?

Дмитрий Игнатьев: Я больше за настроение борюсь. В жизни я, может быть, раздолбай, ругающийся матом, а вот в творчестве я хочу быть максимально серьезным. Хотя, я готов написать и песню про любовь в стиле Death Metal.

Милана Соловицкая: А мне кажется, что у тебя все песни именно про любовь. Все депрессивные состояния близки друг к другу. Если человек не пишет напрямую про что-то "розовое", то это не значит, что он ничего не чувствует, что этот текст нельзя привязать к каким-то своим ситуациям жизненным. Думаю, многие могут соотнести какие-то свои любовные проблемы с этими текстами.


Мне лично альбом показался в какой-то степени светлым.


Дмитрий Игнатьев: Знаешь, что хотел на самом деле сделать? Тексты, которые были бы не характерны для Death Metal группы. Мне всегда нравился контраст, когда мелодичность сочетается с брутальностью. Тексты я хотел сделать максимально меланхоличными и грустными.

Милана Соловицкая: Мне кажется, что второй альбом намного депрессивней. Он более мелодичный и взрослый в музыкальном плане. И в нем есть такая тоска, которой нет на первом альбоме. На первом диске есть что-то детское, здесь же есть беспросветная тоска… такая, что сдохнуть хочется. Тексты действительно безысходные.


Для тебя важно то, о чем ты поешь?


Милана Соловицкая: Несмотря на то, что я хорошо знаю английский язык и обычно понимаю, о чем поется, даже гроулом, для меня тексты в музыке всегда были менее важны, чем сама музыка. Бывает такое, что я слушаю песню и понимаю, что текст абсолютно тупой, но мне нравится музыка. Мне плевать, я его выучу и буду напевать. Бывает и наоборот. Есть замечательные тексты,но мне не нравится слушать саму музыку, и только ради текстов я ее слушать не буду.


Что еще можешь сказать о текстах с альбома?


Милана Соловицкая: Тексты у Димыпишутся весьма широко. Бывают тексты очень конкретные, визаулизированные, детальные. Здесь же нет такого количества визуальных образов, каких-то речевых тонкостей. В основном есть эмоции. Какую ситуацию ни возьми, она применима к этому универсальному тексту. Из-за того, что они написаны неконкретно, их можно примерить к себе, причем не только мне, а очень многим людям.


Когда ты поешь, у тебя возникают какие-то свои внутренние образы?


Милана Соловицкая: Да. Каждый раз, когда я переслушиваю эти песни, я воспринимаю их по-новому. Это зависит от того, что происходит в моей жизни. Сейчас такое настроение, я воспринимаю этот текст так. Через месяц я буду воспринимать все иначе. В этом плюс.

Дмитрий Игнатьев: Я подытожу. Мне недавно написала знакомая, что ей стало очень грустно после прослушивания альбома и прочтения текстов. Хотя она, казалось бы, должна быть подготовлена, так как играет и слушает Gothic Rock. Мне понравилось именно то, что она так отреагировала. Можно сказать, что мы попали в точку с настроением диска и текстов. В любом случае я не против, если кому-то будет казаться "Expectancy" светлым альбомом, каждый в праве воспринимать музыку и лирику по-своему.


Часть III. Презентация диска: "Какие же у него черти, оказывается, внутри!"


7 июня состоялась презентация альбома "Expectancy". Этот же концерт стал для тебя первым в составе группы. Милана, расскажи о своих впечатлениях.


Милана Соловицкая: Опыт живых выступлений у меня маленький. Это мой был первый концерт с TANTAL, до этого в клубах я выступала, может быть, раз пять. Что касается презентации, то, думаю, никому не кажется, что она удалась. Перед концертом было дикое волнение. Я уже за неделю до выступления начала волноваться. Боялась, не знала чего ожидать. Не знала, сколько будет аудитории (пришло больше людей, чем ожидала), что это будут за люди, какой это будет клуб и так далее. Я очень ответственно к этому относилась, к презентации конкретно. Очень волновалась, была взвинчена. На втором концерте была уже гораздо спокойнее.


Тебе, получается, пока что легче на студии, чем на сцене?


Милана Соловицкая: Мне студия дается проще, чем концерт. На студии ты стоишь спокойно, тебя никто не трогает, если сбился, то начал заново; ты не нервничаешь, не запыхиваешься. На концерте все совершенно по-другому. Надо думать о том, как бы не запутаться ногой в проводах или на кого-нибудь не наступить.

Дмитрий Игнатьев: Мне кажется, что сказывается нехватка концертного опыта.

Милана Соловицкая: Да, мне тоже так кажется. Концертного опыта у меня мало.


Мне показалось, что на презентации все было хорошо сыграно. Ты же говоришь, что "никому не кажется, что она удалась". У вас какие впечатления?


Милана Соловицкая: Когда ты в зале, то ты не слышишь "лажи". По себе знаю. Я, например, специально ходила на какие-то концерты посмотреть на качество живого исполнения. Смотришь и думаешь, что хорошо играют, хорошо исполняют. Потом я смотрю запись этого же концерта, на котором я была, и понимаю, что мне просто этого не было слышно. На записи узнаешь, что кто-то был в одной тональности, а кто-то - в другой.


Когда возникла идея с акустическим сетом?


Дмитрий Игнатьев: Мы давно уже планировали сделать акустический сет, чтобы презентация как-то отличалась от рядового концерта. Мы еще до Миланы хотели сделать в акустике песню, но получилось так, что подготовили это только к презентации. Я надеюсь, мы эту традицию продолжим и в будущем.


Милана, как тебе публика?


Милана Соловицкая: Мне понравилось. Можно даже сказать, что она была относительно многочисленной для такого клуба, для такого стиля, для такого концерта. Мои знакомые смотрели и говорили, что на нас много народу пришло. При этом это были именно наши слушатели, это были не "левые" люди. Меня это очень порадовало, я ожидала, что людей будет меньше.


После концерта как себя чувствовала?


Милана Соловицкая: После концерта у меня не было сил даже разговаривать. Я, по-моему, просто села и впала в прострацию.


Дим, каково это было вернуться на сцену спустя долгое время?


Дмитрий Игнатьев: До определенного момента мы выступали часто. А этот концерт у нас был первый за полтора года. Мне, так как опыт концертный большой, было не так тяжело как Милане, я себя чувствую на сцене очень комфортно.

Милана Соловицкая: Лично я не ожидала, что Дима настолько отвязанный на сцене. Я привыкла, что это такой интроверт, весь в себе, спокойный. Бывает, даже слова не вытащишь. Очень такой сдержанный. А на концерте он начинает отжигать! Думаешь: "Какие же у него черти, оказывается, внутри!".


TANTAL



Часть IV. Внутренняя "кухня": "Чтобы человека узнать, с ним надо в тур поехать".


Кстати, о "чертях внутри". Что за люди играют в группе TANTAL?


Милана Соловицкая: По-хорошему долбанутые. И по-плохому тоже. Есть и плюсы, и минусы. Чем больше мы репетируем, чем больше я узнаю людей, тем больше я убеждаюсь в том, о чем мне говорила мама: "Вот зачем ты выбрала эту дорогу? Зачем ты выбрала этот жизненный путь? Все музыканты – долбанутые". Я всегда с ней спорила, мол, ничего ты не понимаешь. Потом я поняла, что музыканты действительно долбанутые, причем я не исключаю себя. У меня тоже вот такущие жирные тараканы в голове.

Дмитрий Игнатьев: Мы (группа) довольно тяжело адаптируемся к новым людям. Я могу со Славой постоянно чуть ли не драться, а потом идти вместе с ним пиво пить. С Сашейя могу не разговаривать неделю, если кто-то кому-то что-то не так сказал. Но после этого можем просто на репетицию приехать, улыбнуться друг другу, как ни в чем не бывало.

Милана Соловицкая: Дает о себе знать и то, что все парни. Плюс разница в возрасте у нас немаленькая.

Дмитрий Игнатьев: Миша (Михаил Кривулец, басист группы, прим. автора) у нас самый уравновешенный из группы. Он держит психологический баланс. Он как груша. Если барабанщик "косячит", значит, все равно басист виноват. Он играет роль буфера, громоотвода.

Милана Соловицкая: Меня это поражает приятно. Я на такое не способна и, кажется, никто в группе на это не способен.

Дмитрий Игнатьев: В поездках также. Все, как в семье. Миша все время жрать готовит. Мы со Славой дико угораем, нарываемся на неприятности. Саша всех защищает, если мы с кем-то перегнули палку. Не знаю, какую роль на себя возьмет Милана.

Милана Соловицкая: И я не знаю. Мне не то, что уже интересно, мне уже страшно!

Дмитрий Игнатьев: Я все это к тому, что и нам к новому человеку сложно привыкнуть, и ей к нам.


Но сейчас-то уже легче?


Милана Соловицкая: Я все равно еще плохо знаю этих людей.Чтобы человека узнать, это надо в тур поехать.

Дмитрий Игнатьев: С Миланойя больше остальных общался, а с остальными участниками группы, я думаю, еще есть некий барьер.

Милана Соловицкая: Да, я чувствую это. В основном не то, что официально, а вежливо общаемся. Бывает, что я просто не знаю, что и кому сказать, как с кем пошутить.


Ты чувствуешь, что выросла как профессионал за время пребывания в группе TANTAL?


Милана Соловицкая: Да, есть такое. На самом деле я очень много учусь. Хожу к разным преподавателям, изучаю разные стили. На данный момент я получаю музыкальное образование в МГГУ им. Шолохова, на факультете культуры и музыкального искусства. Я там дополнительном образовании. Можно сказать, что я профессионально учусь вокалу и повышаю свой уровень в основном за счет университета и других преподавателей. Постоянно совершенствуюсь, стараюсь учиться петь все время.Считаю, что уровень у меня выше среднего, но мне еще расти и расти.


Часть V. Планы на будущее: "У нас уже есть пять новых песен".


Есть какие-то свежие наработки, идеи?


Дмитрий Игнатьев: На следующем альбоме, я считаю, надо еще меньше экстремального вокала делать.

Милана Соловицкая: Я с этим не очень согласна. Димадаже говорит, что одну песню надо исполнить полностью чистым, а я считаю, что не надо этого делать.

Дмитрий Игнатьев: Мне нравится неоднозначность, как у OPETH. Это Death Metal, но в то же время там очень много чистого вокала. TANTAL никогда не вписывался в рамки одной "тусовки". Выступая на фестивалях, для кого-то мы недостаточно экстремальны, для кого-то, наоборот, слишком тяжелы. На этом контрасте мы выглядим белыми воронами, как мне лично кажется. Частичка наработок с двух альбомов, конечно, должна оставаться, но есть куда двигаться дальше, чтобы не повторяться.

Милана Соловицкая: Судя про трем новым песням, я думаю, третий альбом не будет похож на предыдущие. Он другой. Там не то, что прогрессив, там, по-моему, уже индастриалом пахнет.

Дмитрий Игнатьев: Это вряд ли. В новых песнях есть партии, на которые в нормальной ситуации я положил бы экстремальный вокал, но в качестве эксперимента можно попробовать по-другому. Главное, конечно, чтобы это не слушалось уныло.


Сколько всего новых треков есть в обойме?


Дмитрий Игнатьев: У нас есть пять новых песен, почти все они однозначно не похожи ни на одну из песен из нашего нынешнего репертуара. Сложно оценить это самому, но я стараюсь менять мышление, раздвигать рамки творчества.


Есть планы по выходу на европейский рынок?


Дмитрий Игнатьев: Мы подписали контракт с европейским лейблом "Scarlet Records". Это итальянский лейбл, который выпустил очень много интересных команд. Конечно, это не "Nuclear Blast" или "Napalm Records", но все же уже что-то… По условиям контракта альбом "Expectancy" будет выпущен в Европе и получит физическую и цифровую дистрибьюцию по всему миру, кроме России, поскольку здесь уже работает наш лейбл "Mazzar Records". Также могу сказать,что на европейском варианте релиза будут немного другие бонусы: останется одна песня на русском (не знаю, насколько это будет интересно европейцам, но корни свои русские показать стоит), и студийная акустическая версия песни с первого альбома – "In The End Pt.2". В скором времени мы огласим все подробности на нашем сайте www.tantalweb.ru.


Интервью с группой подготовил Вадим Климов.


15.08.2014 04:29   Комментарии (0)


Ответ

Имя:
Email:
Тема:
Иконка сообщения:

Визуальная проверка:
Наберите символы, которые изображены на картинке
Прослушать / Запросить другое изображение

Наберите символы, которые изображены на картинке:
Столицей какой страны является Москва?:
Назови фамилию первого президента России!:

подсказка: нажмите alt+s для отправки или alt+p для предварительного просмотра сообщения


Сообщения в этой теме

Автор: Робот сайта
« : 15 Август 2014, 09:11:30 »