Группа


{"data-ad-client" => "ca-pub-9508229605968406", "data-ad-slot" => "4397029779", :style => "display:inline-block"}

SHADOW HOST > Интервью с группой (апрель 2014)


20.59, канун Вальпургиевой ночи. На 21.00 в подвале института Металлургии назначено интервью с группой Shadow Host.

В прошлом году группе стукнуло 20, в декабре вышел четвёртый полноформатный альбом "Apocalyptic Symphony", а до этого в течение 2013 года – 2 ЕР.

Есть, о чём поговорить! Но с зимы – не договориться, и в итоге переговоры о встрече затянулись до апреля. Так что сегодня - удача, хотя меня и предупредили, что барабанщика Эрланда Сиволапова временно заменяет Ефим Бурак, ранее работавший с Shadow Host.

И всё-таки группа в полном составе. Итак...

"У меня прорвало трубу, начинайте без меня, присоединюсь через полтора часа", - услышала я в трубке голос Алексея Арзамазова.

…Прикидываю, что делать, слушая, как Алексей Марков исполняет "Demon Hunter". Басиста Артёма Молодцова тоже нет: помогает чинить трубу. Зато в наличии – совершенно неожиданно – Марина Малахова из Вольной Стаи, репетирующая с Хостами песню к концерту 03.05. Понимая, что на "следующий раз", как мне советуют, лучше не рассчитывать, я в итоге вцепляюсь в музыкантов как клещ и предлагаю всем сейчас же поехать к Арзамазову.

Получается: группа начинает собираться. Последнее, что замечаю перед выходом с репбазы, – воткнутый на видном месте презерватив из Чипа и Дипа с надписью "Использовать в кризис"…

По дороге мы теряем Марину и Ефима, поэтому я достаю диктофон и начинаю интервью в машине, пока Алексей Марков и Юрий Налётов не испарились вслед за ними.


Кто же сейчас официальный барабанщик группы? У Ефима на странице указано, что он с 2014 года опять в Shadow Host…


Алексей Марков: Ефим? Ефим в 2012 ушёл от нас к Лейвиману в какую-то реинкарнацию Hieronymus Bosch (Despeakable – прим. MR), и они даже записали 2-3 песни. А потом Лейвиман уехал, и на этом группа закончилась. Хотя перспектива-то, конечно, была, если вспомнить, чего достиг Bosch. В 2013 он записывался с группой Консул, затем - с Trust X, с Perfect Crime… А от нас он ушёл, потому что хотел найти что-то с перспективой получше, но выяснилось, что ничего лучше-то и нет. После его ухода на тур 2012 года мы ангажировали Мишу Сорокина, который до этого играл как раз в Hieronymus Bosch. И не пожалели, что съездили с ним. А на запись альбом пригласили Эрика (Эрланда Сиволапова – прим. MR), барабанщика киевской группы W. Angel’s Conquest.


Юрий Налётов: Большую роль сыграло то, что у Эрика и Алексея Арзамазова одна и та же любимая группа - Blind Guardian. Сначала договорились о каверах, он приезжал в 2012 сюда, и мы отыграли 6 песен. Потом…


Алексей Марков: Потом начались поиски барабанщика. Мы попробовали двоих ребят, с каждым было по концерту. С Антохой Яловчуком мы ездили в Киев, но он оказался расп…ем. Сейчас он играет в группе Sinquies, у них какой-то такой полуэлектронный грув… неплохой, кстати. Потом был Коля Ефимов…


Юрий Налётов: Который самоликвидировался и больше не объявлялся.


Алексей Марков: И в итоге барабанщиком стал Эрик.


Значит, Эрик постоянный участник?


Алексей Марков: Да. Но дело в том, что он живёт в Киеве, а сейчас вообще в туре со Стивом Ваем.


Надолго он вас покинул?


Юрий Налётов: Тур уже заканчивается, он шёл 1,5 месяца по всей России и по части Восточной Европы. Сейчас вот до Чехии добрались.


Алексей Марков: То, что покинул, это нормально. Ему же в Сonquest, кажется, тоже зарплату не платят.


Нынешняя политическая ситуация не влияет на работу в группе?


Алексей Марков: На работу не влияет, но нам хотелось бы поехать в тур, а Украина, получается, для нас закрыта. Для него Россия открыта и Украина тоже, а для нас – нет…


Группа SHADOW HOST: Эрланд Сиволапов


Я думаю, что не лишним было бы спросить каждого из участников о причинах, побудивших его работать в Shadow Host, и о том, какое место группа занимает в его жизни.


Юрий Налётов: Хм… Сложно сказать, что побудило… Побудил меня к этому Алексей Арзамазов в 2010 году. Тогда из группы ушёл гитарист Ярослав Куренков, который решил вообще завязать с музыкой. Соответственно, Алексей остался без гитариста. А мы на тот момент плотно общались, и он мне предложил сотрудничество… Какое место занимает? Огромное. Время, финансы – затрат много.


Другие проекты у тебя есть, кроме этого?


Юрий Налётов: Нет. Я бы не успел. Работа, дом, Shadow Host – всё.


Кем ты работаешь?


Юрий Налётов: Я работаю инженером в строительной компании. Занимаюсь испытанием строительных материалов.


Уже некоторое время, пока происходит эта беседа, мы стоим под домом Алексея Арзамазова. Наконец он появляется в сопровождении Артёма Молодцова, и теперь можно считать, что группа почти в сборе. И мы опять куда-то едем.


У группы на ближайшие 4 дня запланировано 3 репетиции. С чем связана такая активность?


Алексей Арзамазов: Репетиций уже меньше с учётом пропущенной сегодняшней. У нас 3го числа концерт намечается, и к нему нужно готовиться. А режим работы в группе сложился особый в связи с тем, что наш штатный барабанщик Эрик…


Уехал с Ваем…


Алексей Арзамазов: Да, и в связи с тем, что он живет в другой стране… совсем другой теперь.


Почему тогда у Ефима указано на странице вк участие в Shadow Host с 2014 года?


Алексей Арзамазов: Потому что он сейчас Эрика заменяет, это нормально. Это общемировая практика: альбом пишется с одним, а какие-то концерты, туры – с другим. А с Эриком у нас стиль выработался такой: вот есть какие-то концерты или нужна запись альбома – мы встречаемся на неделю, на 10 дней, и у нас подряд идут репетиции. Затем событие проходит, и мы несколько месяцев не играем.


Это не отражается на качестве исполнения?


Алексей Арзамазов: На качестве исполнения не отражается, отражается только на том, что нужно больше репетиций. А сейчас - т.к. Ефим этот материал не записывал, приходится разучивать в ускоренном порядке перед концертом.


Группа SHADOW HOST: Ефим Бурак


С барабанщиками выяснили. Но вообще никто не будет отрицать, что у группы очень частые перестановки в составе. Алексей, к тебе вопрос как к лидеру группы: с чем это связано? Может быть, у тебя какая-то тяга к новым знакомствам?


Алексей Арзамазов (смеётся): Нет. Дело в том, что технически наш материал всегда было играть непросто, и музыканты должны для этого подбираться хорошие, серьезные. А таких музыкантов, как правило, надо чем-то кормить. Кто-то может себе позволить это в денежном эквиваленте делать, кто-то - в другом. В виде идеи или опыта. И вот приходят молодые музыканты, которые уже технически хорошо подкованы, но ещё мало, кому известны. Группа имеет статус – почему нет. А через какое-то время они достигают определённого уровня известности, в т.ч. и за счёт нашей команды, понимают, что переросли группу и что дальше они могут быть востребованы сами по себе, как отдельная творческая единица. И выходят на вольные хлеба.


Ты к этому спокойно относишься?


Алексей Арзамазов: Абсолютно спокойно. А что делать? В любом случае, каждый вносит что-то в деятельность группы и часто этот вклад довольно серьёзный. Пример – Андрей Смирнов, который к нам пришёл в 2003 году. Ему было 18-19 лет, и он играл тогда в группе Everlost. Мы были, конечно, гораздо более известны. Он проиграл с нами до 2007. Когда к нему стали поступать серьёзные предложения, он не сказал: "Я ухожу"… но просто его творческий график стал не укладываться в наши рамки.


Выходит, Shadow Host – это такая кузница кадров?


Алексей Арзамазов: Да, так и есть.


Артём, а как ты попал в Shadow Нost?


Артём Молодцов: Мне написал Алексей Арзамазов, это было 2 года назад. Это ж ещё вспомнить надо…


До этого ты играл в какой-нибудь группе?


Артём Молодцов: Да, я играл в команде, которую мы собрали с моим другом, команда называлась Jackhammer. Играли мы там трэш такой… техно трэш.


Shadow Нost сейчас единственная твоя команда?


Артём Молодцов: На данный момент да. Вообще у меня есть такое смутное воспоминание, что когда-то давно предложение поиграть в Shadow Host поступало… Но стиль отличался от того, который мне нравился. Я всегда любил материал более трэшовый, а Shadow Нost играли пауэр...


Алексей Арзамазов (Артёму): Я могу ремарку внести – что первый раз я увидел вас чуть ли ни 8-10 лет назад. Jackhammer играл в Релаксе. Я тогда обратил внимание, что стоящая команда, хоть и мало светится на людях.


Артём Молодцов: Да, но тогда мне это было не особо интересно. Слушать пауэр я ещё мог, а вот играть его я не хотел.


Тебе предложили играть в Shadow Host ещё 10 лет назад, а ты отказался?


Артём Молодцов: Нет, ну не то, чтобы отказался. Это даже не дошло до серьёзного какого-то разговора.


Обменялись намёками?


Алексей Арзамазов (смеётся): Да, именно так и было.


Артём Молодцов: Да. А когда мы пообщались два года назад, Лёха сразу сказал, что материал будет с уклоном в трэш. Плюс у меня к тому времени кругозор расширился. Я послушал предыдущий альбом "Bringer Of Revenge", мне он очень понравился.


Алексей Арзамазов: А ещё ты был в курсе, что мы тогда играли с Аннигилятором…


Артём Молодцов: Ага, я пришёл на Аннигилятор и увидел, что на разогреве играет Shadow Host, увидел Юру, с которым мы знакомы были давно… мы как-то репетировали на одной базе. И я подумал: "Это уже уровень! С Аннигилятором на одной сцене - это круто!"


Группа SHADOW HOST: Артём Молодцов


Какое место сейчас Shadow Host занимает в твоей жизни? Это хобби, вторая или, может быть, даже первая работа?


Артём Молодцов (задумался): Ну, скажем так, это сейчас вообще моё основное занятие. Не считая каких-то домашних дел…


Ты даже не работаешь где-то ещё?


Артём Молодцов: Да, я не работаю.


Слушай, а как так получается?


Артём Молодцов: У меня есть возможность сейчас не думать о работе.


Мы тем временем куда-то приехали, и это куда-то оказалось парковкой перед супермаркетом, куда и отправляется Алексей Арзамазов совместно с Юрием.


Алексей, к тебе вопрос – тот же самый: как и почему попал в Shadow Host и какое место отводится группе в твоей жизни.


Алексей Марков: Ко мне Алексей тоже довольно давно присматривался, и тоже намёками мы с ним общались. По-моему, мы первый раз увиделись 10 лет назад. Я один раз даже порепетировал с ними, ещё кода Андрей Смирнов был в составе.


А ты тогда в какой группе был?


Алексей Марков: Я тогда… да, по-моему, ни в какой я не был группе. Я тогда записывал какие-то демо-записи дома и ходил заниматься в Красный Химик вокалом.


На вокале у Белобровой учился?


Алексей Марков: Да. У Белобровой в 98 году, а потом продолжил в 2002. И ещё на гитаре у Кутейникова в 97-98-99.


Артём Молодцов: А я тоже там учился!


И у кого же?


Артём Молодцов: А там был гитарист, который выступал частенько. Нет, не Кутейников, не Попов…


Анатолий Сёмочкин?


Артём Молодцов: Да, точно.


… ok, продолжаем про группу Shadow Host.


Алексей Марков: Да, и мы начали присматриваться, но что-то, видимо, не присмотрелись. Потом я начал заниматься своими проектами, в первую очередь Distant Sun – это паэур-метал проект – я там записывал старые песни ещё времён Красного Химика. Я уже в Химике начал писать материал, и у меня была одно время группа – Цитадель.


Алексей мне предложил вступить в группу для записи "Bringer Of Revenge", потому что тогда были какие-то запарки с Витей (Виктором Anger’ом – прим. MR), у которого из-за работы в кавер-проектах был очень плотный график. А я тогда занимался своими проектами и сказал, что альбом готов записать, но в группу вступить не готов. Алексей на это не согласился, и мы как-то разошлись. Дальше – я издал свой диск и стал записывать второй – для Starsoup. И Алексей предложил спеть концерты с Iron Savior и Annihilator. Тут уже отказываться, конечно, было глупо. Вот, а дальше пошло-поехало: тур, запись 2х EP – "Demon Hunter" и "Lunacy Divine", потом нового альбома… Так я и оказался в Shadow Host. Но свои проекты я не бросаю. Сейчас как раз буду заниматься сочинением музыки для Distant Sun, где я играю… в общем-то, на всём.


Что для тебя является основным – Distant Sun, Starsoup или Shadow Host?


Алексей Марков: Основное для меня – это занятие музыкой, и я, честно говоря, не делю проекты на основные и не основные. Потому что все они мои детища, все равнозначны, и трудно сказать, что я чему-то отдаю предпочтение. Но просто надо понимать, что Starsoup и Distant Sun – это проекты студийные, там нет состава, нет концертов, поэтому они не так много требуют времени, и поэтому удается их совмещать с Shadow Host. Больше времени уходит на Shadow Host, но это не значит, что это единственное и главное моё предназначение.


Как музыка совмещается с работой?


Алексей Марков: У меня свободный график работы, небольшой бизнес в онлайне. Возможно, не такой успешный, как хотелось бы, но он позволяет существовать в гибком графике. И ещё я занимаюсь преподаванием экономики, на жизнь заработать хватает.


А хватает ли энергии и времени?


Алексей Марков: Да. Хотя надо признать: когда занимаешься слишком многим, ни в чём одном невозможно преуспеть – распыление…


Группа SHADOW HOST: Алексей Марков


Вопрос о том, как происходила запись последнего альбома надо бы обсуждать совместно с Алексеем и Юрием, а их всё нет…


Алексей Марков: О записи альбома у нас уже есть целый фильм. Около 15 роликов общей сложностью более часа. Там много всяких подробностей. Лучше дать ссылку на это видео, потому что в интервью слишком долго было бы пересказывать.


Как, по-вашему, почему на последнем альбоме произошёл разворот в сторону трэша?


Артём Молодцов: Это философский, конечно, вопрос.


Алексей Марков: Основное направление творчества определял Арзамазов Алексей. Наверное, он стал более гибким в музыкальных предпочтениях. Я думаю, что и музыканты на него повлияли – все мы любим музыку пожёстче. Я пою жёстче, чем Витя. Тёма играл раньше в трэш-комаде. Каждый музыкант добавляет определённую долю тяжести.


Артём Молодцов: Я думаю, что Лёха немного просто подустал от сказочного пауэра… и немного озлобился – мне так кажется. И решил поиграть что-то более злободневное.


А вы не считаете, в связи со сменой стиля можно потерять часть поклонников, которые появились за те годы, пока группа играла пауэр?


Алексей Марков: Во-первых, поклонников было на так много.


Артём Молодцов: А во-вторых, появятся новые.


Возможно ли предположить, что трэшевый альбом был экспериментом и что следующий стоит ожидать в каком-нибудь другом стиле? Дум, например?


Алексей Марков (смеётся): Нет, дума точно не будет. Хотя и возврата к пауэру, по-моему, тоже не будет. Возможно, изменятся темпы… к примеру, будет больше среднетемповых вещей, таких, как "Divide and Rule". Её называют одной из лучших песен альбома, она же оказалась самой удачной по продажам. Лично я к экспериментам и радикальным переменам готов.


Снаружи слышен голос Арзамазова: "Алексей, ты бы открыл нам!"


Пока в сборе все четверо, я, вспомнив задание товарищей об автографах, передаю диски на подпись.


Алексей Арзамазов (подписывая): Это всё номерные диски, кстати, их всего 125 штук. Кому-то вот 19ый достанется…. 19 не простое число, по Стивену Кингу…


Это о "Lunacy Divine"?


Алексей Арзамазов: Да. Тёма, вот как ты всё левой рукой делаешь, я вообще не понимаю!


(Артёму Молодцову): Ты левша?


Артём Молодцов: Да. Только на игре это не отражается.


Гитары у тебя не леворукие?


Артём Молодцов: Я думал об этом – взять себе инструмент на другую руку. Но потом я понял, что у меня будет сужен выбор, сложнее будет выбрать инструмент. Так что играю на стандартных.


Тем временем музыканты заканчивают подписывать диски.


Да, Алексей, мы обсуждали, почему группа сделала выбор в сторону трэша, изначально играя пауэр.


Алексей Арзамазов: Когда я начал интересоваться металлической музыкой, превалировал трэш. Это было свежо, ново, все самые лучше альбомы выходили в это время – конец 80х – начало 90х. Изначально я и собирался играть такую музыку. Но пока мы создавали группу и пытались начать репетировать, народ стал терять интерес к трэшу. Зато пошёл в гору пауэр–метал: вышли прекрасные альбомы Blind Guardian, Gamma Rayи других команд. И мы стали как-то больше к этому клониться.


А трэш? Эта музыка меня всегда прельщала своей честностью, откровенностью, напором, особой энергетикой и мелодикой, подчас достаточно скупой, но, тем не менее, местами очень яркой. И я рад, что последние 5 лет к этому стилю вновь стал появляться интерес, что он возрождается. А наш разворот не надо расценивать в каком-то конъюнктурном плане. Просто мы увидели, что группы типа Testament, Exodus сейчас выпускают прекрасные альбомы. Посмотрели на появляющиеся молодые команды среди отечественных исполнителей. Например, в ярославской тусовке есть группа Exister, там, наверное, большинству и 20 лет не было, когда я их увидел несколько лет назад. Они на концерте вваливали так, что я подумал: "Чёрт возьми, а мы-то что вообще делаем? Они играют как раз в стиле старой школы, как Forbidden или Testament, почему бы и нам не сыграть?" И парни в группе сказали, почему бы и нет.


Так, на вопрос о том, не боитесь ли вы потерять своих поклонников из-за перемены стиля, ответ уже получен: не боитесь.


Алексей Арзамазов: Я могу добавить только одно: если музыка действительно сделана о сердца и качественно, то правильный поклонник всегда поймёт, куда группа движется, и не потеряется никуда.


Какой город изображён на обложке "Apocalyptic Symphony"?


Алексей Арзамазов: Я, честно говоря, не знаю. Это наш дизайнер Александр Балинец, который делал обложку, он и знает.


Мне показалось, или с момента выхода "Lunacy Divine" до "Apocalyptic Symphony" призрак на обложке сменил пол?


Алексей Арзамазов (смеется): Как известно, ангелы не имеют пола, так что здесь ничего страшного нет.


Группа SHADOW HOST: Алексей Арзамазов


(Алексею Маркову): 5 последних интервью группы – англоязычные. И давал эти интервью только ты. Почему?


Алексей Марков: Потому что англоязычные вопросы даются с некоторым трудом другим участникам группы.


Участникам англоязычной группы с 20-летней историей?


Алексей Арзамазов: Дело в том, что Алексей реально заточен под это лучше, он лекции читает на этом языке… И, кроме того, у нас обязанности в группе распределены.


Понятно. Пресс-атташе для зарубежных изданий – это Алексей Марков.


Алексей Арзамазов: А почему только на английском - может, это дико прозвучит, но других русскоязычных ресурсов, кроме вас, не было. К нам никто не обращался.


Но ведь на разных сайтах было множество отзывов, рецензий…


Алексей Арзамазов: Рецензий – да. Но ни одного интервью никто не предложил сделать. От наших нет интереса. Рецензии есть, но они исходят от энтузиастов. И это очень странно – многие хвалят альбом, но при этом журналистов нет.


Уже около полуночи – мы доезжаем до дома Алексея Арзамазова, отпускаем Алексея Маркова и пересаживаемся в другую машину.


Всё-таки возвращаясь к записи последнего альбома… Алексей сказал, что лучше добавить видео как ответ на вопрос о том, как писался альбом.


Алексей Арзамазов: Да, но там не всё есть. К примеру, я не помню, говорилось ли там, что песни расположены в том порядке, в котором они сочинялись. И, кроме того, там очень точно рассчитаны темпы и паузы (или их отсутствие) между композициями – чтобы альбом держал и не отпускал.


Есть одна песня – "Infection", которая издана на "Lunacy Divine", но к сожалению, не включенная в альбом. Она записывалась вместе в студийную сессию где-то посерединке. Если у нас будут потом предложения по переизданию альбома западными лейблами, она будет там фигурировать точно.


Юрий Налетов: Как бонус-трек.


Алексей Арзамазов: Да, как бонус трек, но мы поставим её в середину, у неё должно быть правильно место. Ещё у нас есть бонусный материал, который был почти доделан в студийную сессию – 3 кавер-версии… а каких песен, не скажу. Песни очень сложные, очень крутые, но до нас их практически никто не каверил, потому что их не так просто сыграть. На альбом они не вошли так что, видимо, мы их выпустим осенью отдельным ЕР. В общем, будет, что послушать.


И ещё – история о песне "Guardians of the Wretched". Я не помню, как я её сочинял. В то время я очень мало спал, много работал и, пока писал, заснул с гитарой в руках. А когда проснулся – послушал. Она как будто написана другим человеком. Я считаю, это моё альтер-эго её написало. Все мои идеи сфокусировались и вышли вот так – как будто она мне приснилась, а потом материализовалась.


Вообще у музыкантов, которые записывали этот альбом, интересным образом переплелись судьбы. Про что, что мы с Артёмом знакомы давно – это уже было известно. И Юрий с ним тоже был знаком, они пересекались. Алексея Маркова я впервые увидел на сцене Р-клуба в 2003 или 2004 году. У нас был кавер-пати, играли кавера на Blind Guardian, и в одной из групп пел Алексей. Я обратил внимание ещё тогда, что можно было бы как-то сотрудничать. Конечно, пел он не так, как сейчас, но некоей харизмой уже обладал, и его музыкальные предпочтения и вкусы были уже тогда интересны и близки мне. С Юрием вообще интересная история. С 2008 года по 2010 у нас играл в группе гитарист Ярослав Куренков, а потом сказал – бизнес, дела, я пока этим займусь, а вместо меня возьмите вот Юрия. А я такой: а что, он умеет играть? Шутка, конечно, я ещё в 2006 году обратил внимание на каком-то концерте на него – он очень хорошо тряс башкой. И вот Ярослав привел Юрия и сказал: он будет играть вместо меня. Я ответил: окай, пусть играет. И через некоторое время понял, что это прекрасная замена – даже не в плане техники, а просто мы очень хорошо сыгрались. Более того, группа находилась в самом своём худшем состоянии, просто на дне в конце 2010 – начале 2011. Грубо говоря, в декабре 2010 года мы были в таком плачевном состоянии, что я подумывал о том, что может быть хватит. И Юрий единственный, который не ушел в тот момент из команды.


Что значит, "может быть, хватит"? Ты вообще хотел прекратить деятельность?


Алексей Арзамазов: Я хотел взять какой-то длительный перерыв, может, на несколько лет. Но не понадобилось: хватило сил продолжить дальше, и мы выпустили альбом в том же году. Там была такая ситуация, за два года до прихода Юрия – получается, в 2008 или 2009 году - когда мы попытались воссоединиться с Сергеем Каюмовым, первым нашим вокалистом. И в 2009 или в 2010, в феврале, мы с ним поехали в Питер. Это был один из самых худших концертов.


Артём Молодцов: А в Москве вы не играли с ним?


Алексей Арзамазов: Да, и в Москве играли.


Артём Молодцов: Перед Grave Digger’ом?


Алексей Арзамазов: С Каюмовым – нет. Там Витя пел. Это уже было в феврале 2011 году.


Артём Молодцов: А кто тогда на бас-гитаре был?


Алексей Арзамазов: Петрович. Николай Дадюков. Это который сейчас в Стимфонии играет. Так вот, и мы хотели воссоединиться, и у меня было такое ощущение, что "вот как же хорошо было тогда, в те времена". Но время ушло, и в одну воду войти дважды нельзя… не пошло. Не буду вдаваться в детали, мы потеряли на этом два года... некий подъем начался с 2011, с "Bringer Of Revenge". А вот Юрий вместе со мной находился на самом дне. Не струсил, остался, не покинул корабль, за что ему огромное спасибо.


Группа SHADOW HOST: Юрий Налётов


Алексей, группе больше 20 лет. Вот если бы тебе предложили начать всё сначала – что бы ты изменил?


Алексей Арзамазов: Концептуально я бы ничего не изменил. (Смеётся). Возможно, я бы сразу стал играть ту музыку, которую мы играем сейчас. Ну, может, не сразу, а после первого альбома. И, понятное дело, не допустил бы некоторых ошибок… сейчас, к примеру, я стал гораздо терпимее к составу. Может быть, тогда бы и не было таких частых перестановок.


Получается, ты признаешь, что перестановки во многом были из-за тебя?


Алексей Арзамазов: Нет, ну не то что прямо вот все из-за меня. Бывали случаи, когда один участник не мог ужиться с другим, а мне надо было эту ситуацию как-то разруливать. Сейчас всё происходит гораздо мягче.


Юрий Налётов: Да, у нас вообще нет конфликтов.


Алексей Арзамазов: Когда мы писали материал к "Apocalyptic Symphony", мы, по-моему, и не спорили вообще. "Да? – Да. – А вот это? – Да, оk." Раз, раз – и всё срослось, всё получилось. Весь цикл от первой мелодии, первого риффа до выпуска альбома занял меньше года: мы начали его в январе, а в декабре вышел готовый продукт. Для нас это очень серьёзное достижение, потому что за всю нашу карьеру такого не было никогда. Обычно от 3х до 5и лет уходило на альбом. Так что сейчас могу сказать, что можно было бы оптимизировать свои действия и сэкономить из этих 20 лет года 3, к примеру…


Сэкономить, но не отказаться? Выбрать другую жизнь, без Shadow Host?


Алексей Арзамазов: Нет, этого бы не было. Хотя был за этот период ещё один эпизод, который я не до конца понимал, пока сам себе однажды не признался. Некий переломный момент для меня настал незадолго до того момента, когда Каюмов ушёл в первый раз. Это было в 2000 году. И в группе начались какие-то трения… трудно было понять и объяснить. И я тогда пошёл параллельно играть группу Seducer’s Embrace. Только спустя несколько лет я понял, что меня не очень устраивала тогда своя группа, поэтому я и решил заниматься чем-то на стороне. А такого не должно было быть с лидером команды. Я не жалею, что отыграл с ними год, это мои очень хорошие друзья, но тогда это был признак того, что в моей группе что-то не складывается. И это тоже определённый опыт, полученный благодаря этим 20 годам – анализировать и понимать скрытые мотивы поступков и истинные причины происходящего.


Мне кажется, ты очень консервативный человек и группа всегда была консервативной благодаря тебе. И даже могу сказать – как бы это ни прозвучало – что тебе комфортней в 90х годах. Насколько это верно?


Алексей Арзамазов: Однажды Ефим сказал очень ёмкую фразу: "Есть мода, а есть стиль". Я придерживаюсь определённого стиля в музыке, в одежде, в жизни… ничего плохого в этом нет.


Но окружающая среда меняется…


Алексей Арзамазов: Ха. Если жемчужина уже родилась, то её уже ничего не испортит (смеётся).


Юрий Налётов: Хотя век жемчужины 200-300 лет. Или меньше.


Алексей Арзамазов: Заметьте, сейчас трэш и глэм–метал практически восстали из пепла и превалируют среди остальных. Потому что это в каком-то смысле законченный идеальный продукт и идеальная форма, которую они обрели к 90-91 году… И вообще нет ничего плохого в консерватизме. А что в этом плохого? Это только одно название, а на самом деле плохого ничего нет.


С Артёмом и Юрием мы уже обговорили вопрос работы – всё-таки большинство металлистов вынуждены работать на каких-то немузыкальных работах. Как у тебя с этим?


Алексей Арзамазов: А у меня с этим хорошо: я работаю в крупной компании, занимаюсь продажей музыкального оборудования и инструментов. Хотя сейчас рынок нового музыкального оборудования переживает не самые лёгкие времена: из-за кризисной ситуации в стране и в мире люди не покупают новые инструменты, в основном берут на вторичном рынке. Но тем не менее, моя работа связана с музыкой.


Shadow Host отнимает много времени, работа, вероятно, тоже. А как вы расслабляетесь?


Алексей Арзамазов (достает принесенный из супермаркета пакет): Я всё пытаюсь залезть в пакет как раз, чтобы показать… (В пакете отчетливо слышен звук ударяющихся друг о друга бутылок, которые явно не похожи на пивные).


Юрий Налётов: Зазвенела стеклотара…


Арзамазов смеётся.


Юрий Налетов: Помимо этого, мы расслабляемся ещё велопрогулками.


Алексей Арзамазов: У нас все катаются на великах. Особенно часто мы ездим с Юрой, уже несколько лет. Выезжаем и гоняем – потому что живём рядом и потому что у нас достаточно неплохой район для этого. На дальние расстояния мы тоже ездим. В Подмосковье.


Артём Молодцов: А можно же совмещать – первое хобби и второе…


Управление велосипедом и алкоголь?


Артём Молодцов: Да, но я кстати, не знал этого до раскрытия этой тайны Алексеем мне.


Алексей Арзамазов: Ну, просто люди встречаются, едут на велосипедах на пикник. И берут с собой что-то там ещё… алкогольное. Бывает и так.


"Люди встречаются…" Алексей, в каком-то интервью ты советовал музыкантам вначале заниматься группой, а после улаживать личную жизнь, потому что профессиональному музыканту - я цитирую – "гораздо проще познакомиться с неглупой симпатичной девушкой". Но вк у тебя профиль "не женат". Вопрос не личный, если что… Система не сработала?


Алексей Арзамазов: Она срабатывала много раз. (Смеётся). Просто я свою личную жизнь не афиширую. А вообще на самом деле, это правильный подход: сначала надо добиться определённого уровня, и тогда перед тобой открываются новые горизонты. И подходящего именно тебе человека найти гораздо легче.


А как у других участников группы с этим?


Юрий Налётов: У меня всё хорошо. Главное, чтобы вторая половина была адекватна в принципе. Неважно, как она относится к тяжёлой музыке, важно, чтобы просто понимала.


Артём Молодцов: Мне кажется, что люди должны полностью принимать друг друга. Тем более, музыка – это же не какая-то тёмная сторона человека: ты постоянно совершенствуешься, видишь перед собой цель, двигаешься куда-то. Поэтому важно, чтобы близкий человек понимал: это часть моей жизни, и не принять её нельзя. Желательно не просто принять, но и поддерживать.


В марте вы выложили всю дискографию Shadow Host на ру-трекере. Это значит, что вы практически полностью отказались от идеи заработать альбомами?


Алексей Арзамазов: В нашей стране заработать невозможно точно. Теперь пластинки продавать – это как сувениры: значки, нашивки. Это не тот продукт, за счёт которого группа может оставаться на плаву. Вот мы выложили его продавать на iTunes. Через полчаса он был на ру-трекере, через 2 часа – в контакте. И все его слушали, а у нас в группе его не было. Более того, его ещё и выложили неправильно: где-то список песен перепутан, названия неверные, фотография не та. Поэтому мы решили выложить – пусть хоть без ошибок будет. У нас альбомы не покупают… а вот из Европы покупают люди. Хотя сейчас все группы живут не за счёт альбомов, а за счёт концертов и мерча.


Кстати, о концертах. Каковы ваши впечатления от работы на одной сцене с Iced Earth?


Алексей Арзамазов: Я мечтал об этом где-то года с 96. Но никаких особых впечатлений не было. Просто был хороший добротный концерт, прошедший в штатном режиме.


Группа SHADOW HOST


Ты говорил о планирующемся летнем туре – какие города в него войдут?


Алексей Арзамазов: Видимо, это будет уже на осень. Мы в первую очередь на Украину хотим, нас там прекрасно принимали. Но теперь, к сожалению, непонятно, что и как там будет.


О чём бы вы хотели ещё добавить?


Артём Молодцов: А я тоже хочу Алексею Арзамазову задать вопрос!


Алексей Арзамазов: Давай.


Артём Молодцов: Каким ты видишь будущее команды?


Это как на job interview: "Кем вы видите себя через 5 лет"?


Артём Молодцов: Да. И как ты видишь возможность развивать её в коммерческом плане, в плане продвижения.


Алексей Арзамазов: В плане продвижения? Ребята говорили, что нужно визуалилировать творчество. Т.е. снимать клипы, чем больше, тем лучше. Нужно ориентироваться в большей степени на западного слушателя… хотя там не всё так просто, как кажется. Некачественную музыку просто не будут слушать. Это у нас, если не нравится, будут поливать… как бы это сказать, чем, чтобы можно было опубликовать? И все мы знаем эти сайты… сайт, если точнее. А там – нет: слушают молча, максимум что напишут, если не понравилось: "Мне не нравится". А если уж похвалят – значит, действительно понравилось. Я считаю, это правильней. Но и качество материала должно быть соответствующее.


А будущее в музыкальном плане – я думаю, что надо внимательно слушать последний альбом и сравнить его с предыдущими, тогда можно понять направление. Мы его уже задали: следующий должен быть быстрее, техничнее и интереснее. Даже, может быть, он будет более сложным в аранжировках, но при этом сам по себе он должен восприниматься легче. Потому что это некий профессионализм - делать такие альбомы, и чем дальше ты в это углубляешься, тем лучше у тебя получается.


Интервью - Вероника Лицина.

Фото - Danil Misochenko.


27.05.2014 16:03   Комментарии (1)


Ответ

Имя:
Email:
Тема:
Иконка сообщения:

Визуальная проверка:
Наберите символы, которые изображены на картинке
Прослушать / Запросить другое изображение

Наберите символы, которые изображены на картинке:
Столицей какой страны является Москва?:
Назови фамилию первого президента России!:

подсказка: нажмите alt+s для отправки или alt+p для предварительного просмотра сообщения


Сообщения в этой теме

Автор: Виталий Steel
« : 28 Май 2014, 02:30:01 »

Шикарное интервью. Очень необычное.
Автор: Робот сайта
« : 27 Май 2014, 16:34:12 »

Это тема обсуждения записи Интервью с группой SHADOW HOST (апрель 2014).