Группа


{"data-ad-client" => "ca-pub-9508229605968406", "data-ad-slot" => "4397029779", :style => "display:inline-block"}

СКОРАЯ ПОМОЩЬ > Интервью с Алексеем "Крабом" Поляковым

Скорая Помощь


Так получилось, что больших материалов о Скорой Помощи на Металрусе не было с 2009 года. В прошлый раз за группу отдувался в основном Сергей Титов. С тех пор много воды утекло, и нам хотелось бы узнать твою историю и твой взгляд на события прошедших лет. Скорая Помощь распалась в середине девяностых и десять лет о ней не было ни слуха ни духа. Чем ты занимался все эти годы?


Алексей Поляков: Ничем особенным: жил, работал... Пробовался в Яблочный Спас, сходил к ним на пару репетиций – не моё совсем. Мы попытались импровизировать, но не легло. И всё. Я потерял связь с музыкальными знакомыми, мы не общались. Даже не помню, ходил ли я в те годы на концерты наших команд.


Говорят, Скорая Помощь пыталась собраться году в 2002 или 2003 и выступить на разогреве у Арии.


Алексей Поляков: Это была идея кого-то из организаторов концертов. Кажется, Игоря Черномора. Он предложил собраться и отыграть. Даже репетиции какие-то были с Сергеем Титовым и Игорем Григорьевым. А кто играл на барабанах, кто играл соло – уже не помню. Но потом что-то произошло (Второй Великий Раскол Арии – прим. ред.), и нам дали отбой.

Алексей Поляков


Что тебя сподвигло возродить Скорую Помощь в конце 2006?


Алексей Поляков: Идея появлялась и раньше. Мы с Титовым общались по телефону, он приезжал в гости, и мы с ним говорили об этом. Потом Серёга позвал меня на концерт Августа, где он играет. И тётка-продюсер молодой глэмовой команды Flash, выступавшей в тот день с Августом, сказала Титову, что ей нужна вторая команда, чтобы ездить на гастроли. Но концерт прошёл, прошла ещё неделя, и всё осталось на своих местах. Титов затихорился. А потом Серёга Пушкин (экс-Фронт, ныне СкрипСвай - прим. ред.) мне позвонил и пригласил на двадцатилетие Фронта. И я начал шевелиться. Позвонил Саше Фёдорову и быстро с ним договорился. Потом поговорил с барабанщиком Лёшей Патраковым. А с Титовым говорить не надо было, я ему сказал, и он приехал на репетицию. Если бы Серёга не пришёл, он сам бы отказался от Скорой Помощи, чего он допустить не мог. Хотел он или не хотел, а ему пришлось возрождать Скорую Помощь.


Хотел или не хотел – интересный подход. Сергей Титов ведь всегда был "хранителем" группы и держателем архива…


Алексей Поляков: Титов действительно был ревностным "хранителем" группы и себя в ней (улыбается) И "реанимацию" Скорой Помощи, если бы такое состоялось, замышлял провести по собственному сценарию. А тут влез я и все испортил, все сделал наспех! Никакой "многоходовочки" с моей стороны здесь не было, я действительно хотел играть старым составом и как можно скорее! А у Титова были иные планы, наверное, более грандиозные. Как ни смешно это звучит сегодня - он мечтал о триумфальном возвращении нас на сцену. Но когда это случилось по-другому, у него выбора не оставалось: или он с нами или против нас, и все последующие разборки не имели бы смысла.


Почему на первых порах в составе не было второго гитариста?


Алексей Поляков: Не было времени на подготовку к концерту. Мы тогда всего четыре или пять вещей подготовили, а сыграли и того меньше. И не было подходящей кандидатуры. Я совсем потерял связь с Сергеем Горголой, который в первой половине девяностых играл со всеми нами в группе Opertrack, и даже не предполагал, что он подойдёт. Говорили, что он стал солидным человеком, отрастил себе пузо, ездит на "Мерседесе" и в этой теме участвовать не будет. Потом Горгола пришёл к Патракову. Оказывается, они всё это время они контачили, и Сергей пришёл на репетицию нас послушать. Сидел, сидел, а во время перекура взял гитару и начал что-то наигрывать. Саша Фёдоров и позвал его играть с нами.


Как случилось, что практически сразу же отпал основатель группы Александр Фёдоров?


Алексей Поляков: Через некоторое время уже пара человек – Патраков и Горгола – наехали на меня, что играть с Фёдоровым тяжеловато. Медляки он нормально исполнял, а что-то более быстрое – увы. Я помню, что еще в 89м, когда Сашу "увольняли", встал на его защиту и был готов уйти следом. Тогда меня уговорили не спешить, и с приходом Григорьева группа реально научилась "качать"! Ритм секция обрела должную силу. И на этот раз Титов вспомнил Игоря Григорьева. Никто не возражал.


Ставились ли на том момент какие-то конкретные цели и задачи или было просто желание поиграть старые песни?


Алексей Поляков: Просто поиграть и записать "The best of" из "Хелрэйзера" и "Своими руками". Туда планировался и "Рок-н-ролл стайер", и что-то ещё, не выходившее на альбомах…


"Hellraiser" был переиздан в 2007 году на "Бомбе-Питер". Чуть позже Metalism records издал "Своими руками". Как ты оцениваешь эти переиздания с точки зрения сегодняшнего дня?


Алексей Поляков: Не помню. Дисков "Hellraiser" от "Бомбы-Питер" у меня вообще не осталось, даже что бы внукам показать – все раздал. Но издания "Metalism Records" меня вполне устраивали. С точки зрения сегодняшнего дня мне трудно их оценивать адекватно, для меня это все приятная ностальгия, как бы ее ни оформили (улыбается).


Несмотря на то, что старый материал был издан, вы всё-таки взялись за перезапись песен конца восьмидесятых – начала девяностых. Но во второй половине 2008 этот процесс остановился...


Алексей Поляков: Для семи или восьми вещей мы записали всю ритм-секцию. Но до ума, пусть и вчерне, была доведена только одна вещь "Пламя гнева". Её потом кто-то выкладывал в Интернет.


В это же время стали появляться новые вещи Горголы – "Он здесь", "Над бездной"… Кроме Сергея никто не приносил свежий материал?


Алексей Поляков: Мне кажется, мы начали писать новые песни, когда группа была в относительном развале и мы искали новых музыкантов.


Были ведь наработки Титова…


Алексей Поляков: Наработки Титова были убедительно раскритикованы Серегой Горголой, и небезосновательно. Я и теперь считаю, что песни Титова это набор штампов. Все они очень сильно напоминают шедевры фирменных групп. Это имеет право на реализацию и, я уверен, песни многим понравятся, но если повторяться и заимствовать, то пусть это будет неумышленно (улыбается).


К осени 2009 от реюнион-состава остался только ты с Горголой, а к вам добавилась "молодёжная" ритм-секция.


Алексей Поляков: Сперва Горгола разосрался с Григорьевым и по интернету нашёл нового басиста Андрюху Петрова. Его дебют состоялся в марте 2009 года на Дне рождения METALRUS.RU в "Орландине". Этот же концерт стал последним для Сергея Титова. Титов тоже ушёл из-за конфликта с Горголой. Причины разногласий я уже озвучил ранее: Титову не нравилась ведущая роль Горголы, его аранжировки на старые песни, новые песни ему тоже не нравились. Хочется сказать, что все старые участники группы очень ревностно относились к попытке новичков взять роль лидера, генератора идей на себя. При этом, мне было интереснее именно с новичками, хоть какой то "свежий воздух" (улыбается) Гитаристы, конечно, диктаторы. Я убедился в этом. Но дело в том, что Титов тоже диктатор. У него есть определённые каноны, которым он следует, и он не любит, когда кто-то за эти каноны начинает вылезать. Титов согласен быть вторым гитаристом, но если ему что-то не нравится, то он это делать не будет. Или будет пару раз, а потом пошлёт. Обидно, что договариваться, находить общий язык, идти на компромисс никто не умеет. Или, скорее, не хочет. А может так и надо!


Алексей Поляков и Сергей Горгола


Говорят, Титову активно не нравились новые песни Горголы. Мол, там был чуть ли не пауэр-метал с клавишами…


Алексей Поляков: Клавиши там планировались в фон. Когда я начал сочинять тексты, на псевдоанглийской "рыбе" они звучали хорошо. Но потом я понял, что это тоже не моё нихрена. Получается слишком пафосно, а меня такое бесит. Это надо представлять из себя "очень серьёзного" человека, стоящего на сцене. Должно быть чувство неимоверной силы и гордости за себя. И ни капли иронии. Я не слишком приветствую всякого рода академичность в рок-музыке. Для меня рок всегда был протестом, альтернативой, бунтом. А причины для этого найдутся в любые времена!


Кобзон в заклёпках?


Алексей Поляков: Ну, да. Примерно такой стиль музыки. И в тексты не лезли никакие знакомые мне вещи. Туда надо было засовывать какой-то общефилософский смысл или сказочки. Поэтому мне так долго не давалась песня "Там, где главенствует ночь" для сборника "Монстры рока – ХХ лет спустя". Я так и не сумел придумать к ней третий куплет. В одном я всё сказал, второй был уже "на отвяжись". Но, конечно, это было не во всех тех песнях.


Музыка стала уже не та, что раньше, люди поменялись. Не было мысли переименоваться?


Алексей Поляков: Можно было, да. Одно время я об этом задумывался, но было уже поздно. Тогда срач на "Металрусе" начался, и конфликт с Серёгой Титовым… Но нам знакомые писали из разных городов: "Какого хрена вы будете сдаваться?! Продолжайте!" Мне нравятся определённые старые песни, я буду продолжать их играть. Часть материала из "Своими руками" и "Хеллрейзера" мне очень нравится. "Хеллрейзер" с моей стороны концептуальный – по текстам, по видению. Это моё детище. Мы там на пару работали с Валерой Петровым. И определённые вещи, такие, как "Пир во время чумы", без моих текстов потеряли бы смысл.


Вернёмся к переменам состава. И откуда взялся новый гитарист?


Алексей Поляков: Горгола мучился, искал, обзванивал – он в этом плане деятельный – и нашёл Егора Фёдорова. Штатного барабанщика у нас к тому времени уже не было, хотя Патраков продолжал помогать нам с концертами. В итоге нашёлся Вова Исаев (экс-Stalwart - прим. ред.).


Егор ФёдоровВладимир Исаев


Титов, помнится, грозился собрать свою Скорую Помощь, записать кое-какой прежде не реализованный в студии материал. А как к происходящему тогда отнёсся некогда основной автор группы Валерий Петров?


Алексей Поляков: Никак. Я помню, что когда мы спорили с Титовым, я звонил Валере Петрову по телефону, и тот сказал, что право носить название Скорая Помощь имеет та группа, которая играет песни Скорой Помощи. То есть, ему было до лампочки, лишь бы мы играли старые вещи. Понятно, что в группе должен быть хоть кто-то из старого состава. Хотя бывает, что никого и не остаётся (смеётся).


Двух Скорых Помощей не получилось, а одна единственная стала играть на концертах новые вещи. Но была ли в то время сделана попытка записи какого-то материала?


Алексей Поляков: Мы сделали "Он здесь", "Над бездной", один раз, кажется, в Москве, сыграли "Волка", но так и не довели его до ума. Репетировали ещё одну вещь – длинную, с клавишами. Была, конечно, мысль выпустить миньон, но попыток записи альбома тогда не было.


Сергей ГорголаПесни сочинялись, но к осени 2010 Горгола ушёл из группы…


Алексей Поляков: Он ушёл, потому что я выбрал Вову Исаева. Идеальных людей не существует (улыбается). Володя в очередной раз подвел нас, и мы догадывались, что не в последний. Но я понимал, что и с Горголой оставаться не вариант. Трудно найти коллектив, по всем параметрам соответствующий представлениям Сереги. С ним будет замкнутый круг. Все остальные будут раз за разом отваливаться. Напряжение в группе было ощутимое. Как музыкант он меня вполне устраивал, но выбор в пользу Исаева, был очевиден.


Ты выбрал Исаева. Со временем Вова всё равно от коллектива отпал. С Сергеем ты бы рано или поздно остался без коллектива. Но ты, так или иначе, всё равно пришёл к этому состоянию, только с другим гитаристом. Сейчас, спустя пять лет, как тебе кажется, выбор был правильным?


Алексей Поляков: Но в этом промежутке были запись "Зомбилэнда", множество концертов, юбилей, поездки, новые люди и впечатления! Новые песни начинали рождаться и исполнялись старыми и новыми участниками. Мы активно работали. Разве этого мало? Насколько я помню, "стабильным" состав С.П. можно было бы назвать в период активных гастролей 88-90 годов. И то не без изменений в составе (улыбается). Это наш крест, и когда начинается спор о "классическом" составе, мне представляется состав наиболее профессиональный, а не выдуманный некими "стражами мифов". Так что да, выбор был правильным.


Есть русская народная традиция делить репертуар группы после ухода тех или иных участников. Не было ли попыток Сергея унести с собой песни?


Алексей Поляков: Мы с ним до сих пор в нормальных отношениях. И Сергей рад, что его песни исполняются. Мы оставили в репертуаре те две вещи, которые игрались с ним на концертах.


На место Горголы пришёл Александр Воропай (на тот момент Kronwerk, экс-Абордаж). Как он появился в группе?


Алексей Поляков: Сашу нашёл Егор. Перед этим мы переслушали кучу музыкантов. Один был очень классный гитарист, но с уклоном в неоклассику. Мы охренели от его соло!


Александр Воропай<strong>Скорая Помощь</strong>


Охренели в хорошем смысле?


Алексей Поляков: В нехорошем смысле! (смеётся) Играл он очень технично, но слушать это было невозможно. Уговорить его играть в более традиционной манере нам не удалось.


С приходом Воропая почти сразу же появилась новая вещь "Зомбилэнд".


Алексей Поляков: Эта песня начала писаться ещё до прихода Саши. Была основа Егора, а Воропай добавил ломаную вставку и ещё кое какие-моменты.


И к весне 2011 был записан макси-сингл "Зомбилэнд". Кроме заглавной вещи на нём были две песни, написанные ещё Горголой. На тот момент другого нового материала не было или это была попытка закрыть Серёгину эпоху?


Другого нового материала у нас не было. И Скорой Помощи надо было отметиться, показать, что группа жива. продемонстрировать хоть какое то движение и поставить точку на этом непростом этапе существования.


Изначально "Зомбилэнд" был выпущен на болванках с принтерным оформлением. Что помешало сделать нормальный тираж?


Алексей Поляков: Мы это делали в спешке перед концертом к двадцатипятилетию группы. К тому же, и денег на нормальный тираж не было.


Позже, уже в 2012 году "Зомбилэнд" был переиздан на лэйбле Sublimity records в нормальном оформлении, с пересведенным и ремастированным звуком. Чем не устраивала изначальная версия?


Алексей Поляков: Была вата в звуке. Во время сведения у нас не было нормальной акустики, чтобы всё нормально послушать. Можно сказать, что мы прислушались к замечанию Виталия Стила с Металруса, который первым написал, что вокал в полной жопе.


Юбилейный концерт состоялся в мае 2011 года. Почему отсчёт ведётся с 1986 года, если Скорая Помощь существовала и до этого?


Алексей Поляков: Изначально группа, из чьего тогдашнего состава все знают только Александра Фёдорова, играла какую-то хренотень. И мы отсчитываем историю Скорой Помощи от того момента, когда начали играть что-то в духе AC/DC. Мы тогда приехали на квартиру к Алексею Качалову (бессменный концертный, а теперь ещё и студийный, звукорежиссёр СП - прим. ред.) на Васильевском острове и он поставил нам AC/DC. И Валера Петров сказал, что надо играть именно так. Тогда же были написаны "Сосед", "Пионер" и "Свалка".


Почему на "юбилейном" концерте не было никого из старых участников?


Алексей Поляков: Я пригласил Сашу Фёдорова. Но он начал делить сет. Хотел исполнить все старые вещи. Поэтому не срослось. Игорь Григорьев не смог появиться. Кажется, он работал в тот день. Зато на сцену с группой вышел Горгола…


…но сыграл не свои песни, оставшиеся в репертуаре, а более старые.


Алексей Поляков: Это было его собственное решение.


Примерно в то же время, когда состоялся юбилейный концерт, на Metalism records вышел трибьют Скорой Помощи. Доволен ли ты получившимся результатом, и какие песни из него мог бы выделить?


Алексей Поляков: Мне понравилось, как Sphinx сделал "Ночной кошмар". Это самая профессиональная круто и интересно исполненная версия. Она мне понравилась от начала и до конца. А так, у кого-то есть удачные мысли, но песня не очень хорошо сыграна. У кого-то наоборот. Альфа-Стрекозы, например, не довели свою мысль до ума, сделав "Пир во время чумы" очень пресным. Я всё время ожидал, что в этой песне у них будет что-то ещё. Категорически не понравились Страмослябы с "Изгоните беса". Я не понял, что они хотели этим сказать. Видимо, из ироничной песни они старались сделать ещё более ироничную (смеётся). Д.И.В.А. с излишним пафосом записала "Демона страсти". В Москве, видимо, так принято, слишком серьезно относиться к тому, что делаешь (улыбается). Мне кажется, это сильно меняет настроение песни. У нас в Питере, пафос хорошо получается только у Колесника в Августе. Но у него для этого и голос, и внешность соответствующие. Хотя, может я отстал от жизни (смеется).


В конце всё того же 2011 года поменялся барабанщик. Новобранцем стал Иван Ветрогонов (Kronwerk, экс-Абордаж). Известна ли была на тот момент его репутация "разрушителя групп"?


Алексей Поляков: Шлейф за ним тянулся дикий. Но мы же не могли допустить, что человек неадекватен. Мы спросили его о планах, и Иван сказал, что ему кайфово играть с Рыжим (Воропаем - прим. ред.), что другого такого гитариста нет, и вообще. Сплетни, конечно, постоянно ходили…


Когда Воропай пришёл в Скорую Помощь, он ещё играл с Ветрогоновым в Кронверке. Тогда же озвучивалась мысль, что было бы неплохо записать альбом Кронверка с тобой на вокале.


Да, была такая Сашина идея.


Когда в Скорой Помощи появился и второй "мастермайнд" Кронверка не было ли попыток пристроить сюда "кронверковский" материал?


Алексей Поляков: Пришли какие-то наработки риффов и припевов. Часть медляка "Голоса" оттуда. "Свежая кровь" – старая наработка Воропая. У Саши огромное количество классных идей и рифов. Но я могу ошибаться утверждая, что это именно "кронверковский" материал.


А вскоре после прихода Ивана из группы ушёл ритм-гитарист Егор Фёдоров.


Алексей Поляков: Егор уехал на родину, и предполагалось, что на концерты и записи он будет сюда приезжать. Но быстро стало понятно, что это не дело. Мы репетировали всей группой, а он с нами нет. И это сказалось. После осеннего концерта в "Роксе" мы расстались. Сейчас Егор женился и живёт у себя в Череповце.


После этого вы решили остаться в формате квартета? Или поиски второго гитариста всё же велись?


Алексей Поляков: Воропай всегда рассчитывал на второго гитариста, искал его и писал музыку для двух гитар.


Примерно в это же время Андрюха Петров запел…


Андрей ПетровАлексей Поляков: Он не хотел заниматься этим. Но мы знали, что он может. Данные у него есть. Мы всё время ставили ему микрофон на репетициях, но он от него отлынивал. А вот как он потом записался на альбоме "Ебашилово" у Ветрогонова в Кронверке – это ужасно. Я его голос не узнал даже.


На концертах Андрей стал петь каверы. Это ведь совершенно не типичная для Скорой Помощи фишка…


Алексей Поляков: Это случилось на репетиции. Вроде подурачились, получилось весело. Почему не сыграть на концерте? Потом сделали еще один кавер AC/DC. Песенки простые, но публике доставляют… (улыбается)


Сперва он отлынивал от бэк-вокала, а потом отлынул и от группы…


Алексей Поляков: Андрюха сказал, что ему не интересно, что нужно отдохнуть. Его уговаривали все, включая Ветрогонова, предлагали взять пару недель отпуска. Всё это вылилось в то, что Андрей продал бас и уехал на родину. Потом, правда, вернулся и высказал желание играть, но дальше слов дело не двинулось. И пару месяцев у нас "обучался" Рома Янко. Саша Воропай положил на него уйму времени и сил, но толку от него мы не добились. Левой рукой "басист" ещё шевелил, а вот правой задевал всё, что можно и не брал ни одной ноты. На концертах в общей каше это может и катило… А когда после московского концерта Ветрогонов истернул и свалил, Рома последовал за ним. Но и Ветрогонов его быстро прогнал, понимая, что тот не басист.


Иван ВетрогоновА что случилось с Ветрогоновым?


Алексей Поляков: Правды не знает никто. Иван обвинил Сашу, что тот грязно приставал после попойки к его "даме". Я охотно верю, что Воропай по пьяни её пару раз за жопу ущипнул (улыбается). Она вполне к этому провоцировала. Причём, Иван при всём этом присутствовал, могли бы разобраться на месте. Потом, много месяцев спустя, когда всё утихло, и Ветрогонов разошёлся с этой дамочкой, он помирился и со мной и с Сашей. И даже признал, что во всём была виновата та подруга. А тогда Иван со своим синдромом гиперактивности рвал, метал и посылал всех нахер.


В общем, всё зло от баб… Были ли попытки найти новую ритм-секцию? Или вы решили не набирать состав до окончания записи альбома?


Алексей Поляков: Мы даже во время записи искали новых людей. Прослушивали. Некоторые нам даже подходили, но потом отваливались. Барабанщик Напильников, например, завязал с музыкой. Я потом наткнулся на него в ЗАГСе – мы с женой расписывались, а они регистрировали ребёнка. У них был номер очереди 666 (смеётся). Другой ударник сперва согласился, а потом понял, что это не его. Хотя мы с ним репетировали, песни разучивали…


Примерно в то же время, когда концертная деятельность Скорой Помощи прекратилась, вышел металрусовский сборник "Монстры рока – 20 лет спустя", на котором была песня "Там, где главенствует ночь". Почему на диск именно эта вещь, ведь Горгола на тот момент уже два года не был в группе? Почему она никогда не исполнялась на концертах? И почему она не вошла на "Зомбилэнд"?


Алексей Поляков: А почему она должна была войти в "Зомбилэнд"? Это горголовская песня, которая была доведена до ума только к сборнику – туда требовались незасвеченные вещи. На концертах мы её не играли и впредь не будем.


Когда началась запись альбома "Детерminizm"? Где он писался?


Алексей Поляков: Начали с записи баса на квартире у Качалова. В нашем сообществе вконтакте (http://vk.com/skorpom) есть эта видеозапись.


Насколько быстро шёл процесс написания песен?


Алексей Поляков: Сочинялся альбом недолго. Я в течение полугода ездил к Саше домой. Он показывал мне вещи, мы напевали припевы-куплеты, а потом он это всё аранжировывал. Потом шли на базу и репетировали со вторым гитаристом. На это ещё полгода ушло. Так что, от сочинительства до готового материала прошло … год, плюс-минус пара месяцев. А начинали первые три вещи – "Игру", "Involutio" и "Истерию" ещё при Ветрогонове.


Ты говорил, что к песням Горголы было тяжело писать тексты. А к песням Воропая?


Алексей Поляков: Что-то быстро, что-то медленно. Если очень нужно, то быстро. Главное, чтобы мысли были. Если есть время… Но материал был записан быстрее, чем написаны тексты. Когда я начинал записывать вокал, тексты был ещё не полностью готовы. Я их дописывал по ходу записи вокала.


Альбомные версии текстов "Игры" и "Involutio", которая изначально называлась "Без мозгов", отличаются от тех, которые звучали на концертах?


Алексей Поляков: Конечно, они изменились.


На альбоме указаны три барабанщика. Откуда снова выплыл Вова Исаев?


Алексей Поляков: Вова Исаев играл одну песню – " Involutio". Он её записал ещё при Егоре.


Часть треков отстучал Игорь Черидник…


Алексей Поляков: С Черидником мы играли ещё в восьмидесятые. Он воспитывался на Rush. На старых записях слышно, как красиво Игорь играл ещё в то время. Тогда у него было две бочки! Но сейчас Игорь дико занят: у него своя барабанная школа, он выступает со многими командами, ведёт передачу "Нить Ариадны" на "Фонтанке". Но Чиредник очень быстро во всё втыкается, у него отличная память. У него дома стеллажи заставлены прогрессивом. Причём, зачастую это диски неизвестных большинству команд. Игорь записал с нами три песни – "Голоса", "Выбирай", "Свежая кровь".


Как в вашей компании оказался Александр Бабинцев из Undeon?


Алексей Поляков: Через общих знакомых. Вова сыграл одну песню, Игорь – три, ещё одну – "Игра" – а мы максимально точно засэмплировали по концертному видео, где играл Ветрогонов. А остальное записал Бабинцев.


Пару лет назад по сути интернет-синглом к альбому стала песня "Deja Vu". Именно эта вещь должна была представлять весь будущий альбом?


Алексей Поляков: Нет. Просто она была на тот момент готова.


Вместе с ней была опубликована и новая версия старинной песни "Чёрный снег", записанная с Александром Фёдоровым…


Алексей Поляков: Уйдя из Скорой Помощи, Титов решил собрать старый состав и записать песни вроде "Поколения", которые никогда не появлялись на альбомах. В основном, фёдоровские песни. Потом они с Сашей Фёдоровым решили, что петь их должен я. Серёга довольно быстро потерял к этому проекту интерес, и из записи так ничего и не получилось. Фёдоров потом предложил забить на Серёгу и записать всё с Сашей Воропаем. Так мы записали "Чёрный снег" и "Чёрный ход", а потом Фёдоров обиделся на Воропая. Они разъехались, как магниты.


Повторилась та же самая история, что и в 1989 и 2007 годах?


Алексей Поляков: В общем, да. Глупо было надеяться на другой исход. Наверное, не стоило этого вообще затевать.


И добавлять эти две песни на альбом, даже в качестве бонусов, вы не стали…


Алексей Поляков: Ни в коем случае!


Нет ощущения, что у человека, хорошо помнящего "ту" Скорую Помощь, при прослушивании нового альбома возникнет ощущение когнитивного диссонанса? Название знакомое, вокал привычный, а музыка совершенно другая…


Алексей Поляков: Ну и что? Никто ведь не впал в кому от поздних альбомов Europe? Конечно, можно долго пережёвывать предсказуемый хэви-метал. Я вот послушал первый альбом Accept с новым вокалистом – он получился достойным. После большого промежутка времени он показался мне интересным. А "Stalingrad" – топтание на одном месте. Третий альбом я даже слушать боюсь. Или вот Удо наштамповал кучу одинаковых дисков… У нас на альбоме есть и типичные и не типичные для Скорой Помощи куски. В "Свежей крови", например, есть и то и другое. На репетициях она ассоциировалась у меня со смесью Сатриани и Rainbow тех времён, когда там пел Джо Линн Тёрнер, но конечно, мой голос все испортил (смеется). В "Выбирай" и куплет и припев могли бы быть написаны Серёгой Титовым или Валерой Петровым. Правда, аранжировка была бы другая. В "Involutio" и "Истерии" практически всё могло бы играться. Просто аранжировки стали более сложными, с более навороченными гитарами. Они гораздо больше играют, и это не просто чёс. А вот "Дежа вю" и "Игра" – совсем другая тема.


Почему альбом назван "Детерminizm"? И что вкладывается в такое странное написание этого слова?


Алексей Поляков: Детерминизм – философское учение, гласящее, что всё уже предопределено. И даже на начальном этапе пути мы можем знать, что будет впереди, в будущем без возможности влиять на происходящее. Хоть мне и неловко чувствовать себя бараном, но…(улыбается)


"Детерminizm" – первый релиз группы, оформленный не Алексеем Качаловым.


Алексей Поляков: Во-первых, Качалов был очень занят записью и сведением альбома. Он всё делал сам, ассистентов у него нет. Потом, он потерял практику, поскольку давно не рисовал. И в-третьих, захотелось чего-то более сложного, чем очередной монстр на каком-то фоне. Это уже приелось. И нам хотелось компактно разместить центральную фигуру так, чтобы всё имело смысл. Поэтому, мы были против новомодных завитушек и черепов в касках.


И где взялся художник? Кто работал над обложкой и буклетом?


Алексей Поляков: Художник нашёлся в самый последний момент. К тому времени нас подвели уже два человека. Первый отлично рисовал, но он был свободный художник, мыслящий неординарно. Всё, что мы просили его сделать, он делал наоборот. Когда мы согласились со всеми его решениями, но попросили убрать одну небольшую деталь, он решил, что не подходит нам. Потом я вспомнил, что меня племянница учится в художественном училище. Нынешняя идея обложки – её. Но потом началась любовь, затем сессия, а нас уже поджимали сроки. Поэтому мы нашли Марию Семёнову, закончившую работу за пару недель.


Что Скорая Помощь планирует делать дальше?


Алексей Поляков: У нас в планах было записать три вещи – одну новую и два ремейка старых песен: "Последний шанс" и "Монстр СПИД". Но пока эта идея с миньоном отложена.


Жаль. Ведь если добавить туда уже записанные, но пока положенные на полку "Чёрный снег" и "Чёрный ход", мог бы получиться очень неплохой ретроспективный релиз. Ну, ладно, а будет ли набираться концертный состав?


Алексей Поляков: Помимо нас с Сашей есть басист, есть гитарист, с которыми мы репетировали ещё до записи, и есть сессионный барабанщик, готовый играть с нами концерты. Фамилии называть пока не хочется, не из суеверия, ведь если все давно предопределено, в итоге этих людей вы узнаете… или других (улыбается).


Что из альбома будет исполняться на концертах?


Алексей Поляков: Естественно, в концертном сете будет "Игра". Её приняли сразу, как только она была первый раз исполнена. "Выбирай" должна хорошо качать. Судя по интернет-голосованию, народу понравились "Involutio" и "Свежая кровь". А так, мы можем исполнять всё. Скорее всего так и будет. Поделим концерт на две части, пригласим кого то из старых участников, Андрюху Петрова, например… Подумаем, время у нас есть!


Интервью: Александр "Alexx-Off" Молодяков, Виталий Куликов


21.09.2015 22:00   Комментарии (1)


Ответ

Имя:
Email:
Тема:
Иконка сообщения:

Визуальная проверка:
Наберите символы, которые изображены на картинке
Прослушать / Запросить другое изображение

Наберите символы, которые изображены на картинке:
Столицей какой страны является Москва?:
Назови фамилию первого президента России!:

подсказка: нажмите alt+s для отправки или alt+p для предварительного просмотра сообщения


Сообщения в этой теме

Автор: Oilman
« : 27 Сентябрь 2015, 19:20:00 »

Мощное интервью!
Спасибо!
Автор: Робот сайта
« : 21 Сентябрь 2015, 22:42:59 »

Это тема обсуждения записи Интервью с Алексеем "Крабом" Поляковым.