Группа


{"data-ad-client" => "ca-pub-9508229605968406", "data-ad-slot" => "4397029779", :style => "display:inline-block"}

КРУИЗ > Интервью с Матвеем Аничкиным (май 2014)


Матвея Аничкина называют одним из создателей группы Круиз, но вероятно, это "одним из" несколько неточно. Будучи руководителем ВИА "Молодые голоса", концертная деятельность которого пришлась на 70е годы, в 1980 Аничкин решает трансформировать его в рок-группу Круиз. Спустя несколько лет Круиз пустился в самостоятельное плаванье - менялся состав, менялись стили… Круиз существует и по сей день: лидером команды является гитарист Григорий Безуглый, пришедший в группу в 82-м. Но для Матвея Аничкина Круиз – это уже история. Или, точнее, только один из эпизодов длинной-длинной истории.


Матвей Семёнович, почему вы решили стать музыкантом?


Матвей Аничкин: Я родился в маленьком еврейском городке. А обычно там, где компактно проживают люди этой национальности, всегда хорошие музыкальные традиции. Можно сказать, это передаётся на генетическом уровне. Очень часто мама пела перед вечерними сеансами в кинотеатре – в те годы в маленьких городах в центральных кинотеатрах проходили концерты. Моя мама – профессиональная певица, лауреат республиканских конкурсов. Думаю, это сыграло свою роль.


Бердичев сильно пострадал в годы войны и восстанавливался ещё довольно долгое время. Музыкальные школы сохранились? Ведь там половина города была разрушена.


Матвей Аничкин: Я всё-таки через 6 лет после окончания войны родился. И музыкальные школы работали. Там и музыкальные школы, и музыкально-педагогические училища отличные. Хотя на определённом этапе я задумался о футболе – тогда я занимался футболом серьёзно, и нужно было выбрать: футбол или музыка. И я выбрал музыку.


А ещё был машиностроительный техникум…


Матвей Аничкин: Техникум был позже. До техникума я закончил музыкальную школу по классу баяна, а затем стал заниматься джазовой трубой. И на третьем курсе машиностроительного я уже поступил в музыкальное училище в городе Житомир по классу трубы.


Вы одновременно учились в техникуме и музучилище?


Матвей Аничкин: Да. А ещё параллельно с музучилищем я отслужил в армии. Потому что служил тоже на Украине, рядом. У меня было 90 суток самоволок, но всё-таки отслужил. Не хотелось терять время. Тогда же… нет, даже раньше, ещё в техникуме, я собрал свою группу.


Матвей Аничкин


Как она называлась?


Матвей Аничкин: Какое же у неё было название? (Думает.) Сейчас даже и не вспомню… неважно. Группа играла джаз-рок, я экспериментировал… Я уже тогда начал заниматься композицией и аранжировкой и постепенно из музыканта-исполнителя становился музыкантом, который создаёт уже что-то своё. Мы стали самым модным коллективом в нашем маленьком городке, нас везде приглашали – на танцы, на свадьбы…


Насколько сложно было собрать свой коллектив в те годы?


Матвей Аничкин: Мы же играли не за деньги, а просто потому, что нам нравилась эта музыка. Сложно было понять, что играть. На тот момент информационный голод был убийственный. Вот что-то подслушаешь по "Голосу Америки", или кто-то пластиночку привезёт – сидишь разбираешь, как это строится… У нас же не было тогда образования, которое бы объясняло, как устроена джазовая или поп-музыка. Или эстрадная, как это тогда называлось.


И научить вообще никто не мог?


Матвей Аничкин: Вообще. Единственный человек-просветитель, кого я могу выделить, – это господин Браславский. Я даже запомнил фамилию… По-моему, он к тому времени был уже слепой. Он приезжал к нам, делал какие-то семинары. Он же выпустил книгу "Основы джазовой инструментовки". Вот я её всю тогда проштудировал. Кое-что было понятно, но практики, конечно, никакой… А для барабанщиков вообще не было никакого материала, хотя уже тогда в мире школ для барабанщиков было навалом. Поэтому, конечно, музыкантам было интересно, если для них писалось что-то модное, чего раньше не было. Видимо, этим я объединил состав, став его лидером. Это было во время службы в армии. Потом я поступил в Ивано-Франковский музыкально-педагогический институт, а дальше началась гастрольная жизнь.


Матвей Аничкин


Но до Молодых голосов ещё было далеко…


Матвей Аничкин: Да, конечно. Молодые голоса – это уже Тамбов. До Тамбова я исколесил всю страну в качестве руководителя эстрадного коллектива Джерела, работавшего при Житомирской филармонии. Джерела – это по-украински "источники", "родники". Я играл там на трубе, на клавишах и ещё руководил всем этим. И однажды на концерте в Одессе меня увидел композитор Алексей Мажуков. Он приехал в Одессу с оркестром "Советская песня", и им как раз нужен был трубач. Мажуков меня спросил: "Не хотите в московский биг-бэнд?" Не хочу ли я в Москву – из провинции? Конечно, я рванул в Москву… один, никого не зная. Я помню, в "Советской песне" было два "иногородних" - я и Женя Мартынов... композитор Евгений Мартынов, который, к сожалению, рано ушёл из жизни. Талантливый парень был. Вот с ним мы по полгода жили в гостинице "Россия" в одном номере. Основное время занимали, конечно, репетиции, концерты, гастроли. В 73м мне уже доверили аранжировки для международных программ с участием иностранных артистов. И тут Мажуков уходит из оркестра. Творческая атмосфера ухудшается, уровень резко падает. Мне стало неинтересно. В этот же момент я получаю приглашение от Аиды Ведищевой стать музыкальным руководителем её состава, делаю ей программу при Тамбовской филармонии…. но она уезжает в Америку. Что делать? Музыканты собраны, надо что-то предпринимать. И я трансформировал этот состав в ВИА "Молодые голоса". В те времена мы не могли выбрать какое угодно название, так что художественный руководитель филармонии посчитал, что для ансамбля при филармонии это будет в самый раз.


А ведь в то время в Жданове (Мариуполе) уже был ансамбль "Молодые голоса" Георгия Сесиашвили.


Матвей Аничкин: Я тогда этого не знал.


Не было никакой организации, которая бы отслеживала, чтобы названия не дублировались?


Матвей Аничкин: Нет, конечно. Впрочем, и сейчас за этим особо никто не следит. Вы можете хоть Битлз назваться… что в голову придёт. А с Молодыми голосами – да, началось в 74. Я экспериментировал с составами. За 6 лет там много кто работал. Например, в 76 или 77году привели ко мне девушку на прослушивание… ничего, понравилось, вроде неплохо поёт. Это была Ирина Аллегрова, она потом некоторое время у меня работала в составе вокальной группы.


Ещё вроде бы Валерий Гольденберг работал одно время.


Матвей Аничкин: Совершенно верно, Валерий Гольденберг, директор Аракса. Очень сильный был администратор. Сейчас, если не ошибаюсь, в Америке живёт.


Молодые голоса


Что входило в репертуар ВИА "Молодые голоса"?


Матвей Аничкин: Советские и зарубежные песни. Плюс я свои начал писать потихоньку. В 78м году мы стали лауреатами на фестивале в Сочи… Но к тому времени мне стало казаться, что всё, что мы делали до этого, немного архаично. И я стал трансформировать состав, искать новую кровь… так в Молодые голоса вошли музыканты будущего Круиза.


Монин в одном из интервью говорил о том, что вы попали в автокатастрофу и из-за этого ушла часть музыкантов, место которых и заняли участники Магистрали. Получается, не было бы той аварии – не было бы Круиза?


Матвей Аничкин: Это не соответствует истине, какая-то фантазия. Просто я в очередной раз решил поменять состав. Мне нужно было усилить духовую группу – так пришёл тромбонист Сергей Богданов (Доха). А он знал ребят из Магистрали. И привёл мне таким образом ещё 5 человек: вокалиста Сашу Монина, гитариста Валеру Гаину, бас-гитариста Сашу Кирницкого, барабанщика и флейтиста Севу Королюка и их руководителя Марата Кавалерчика. Ещё был барабанщик Марик… не помню фамилии. Он недолго проработал. Кавалерчик тоже ушёл через какое-то время. По-моему, уехал в Америку.


И через некоторое время пришёл ещё и Сарычев.


Матвей Аничкин: Да, я на тот момент уже почувствовал, что на сцене должны быть молодые и патлатые и что пора мне освободить поляну. Поэтому я провёл небольшой кастинг и взял Сарычева. Т.е. сформировался как раз тот золотой состав: Монин, Гаина, Королюк, Кирницкий и Сарычев.


Рок-опера "Звёздный скиталец" относится к периоду Молодых голосов или всё-таки её можно отнести к началу истории Круиза?


Матвей Аничкин: "Звёздный скиталец" - это был переломный момент. Но всё-таки, думаю, это Молодые голоса. Потому что там ещё была вокальная группа. Там, в частности, пела моя жена, Ирина Грачёва, а ещё Володя Пустынкин (к сожалению, ушёл из жизни), Вера Власова (Веранда) и Саша Монин. Текст был написан Борисом Дорониным, а музыка – мной и Валерием Гаиной.


Она не была издана и записей не сохранилось…


Матвей Аничкин: Нет. Ничего не сохранилось, к сожалению. Молодость бездумна и беспечна.


Почему её запрещали?


Матвей Аничкин: Да у нас всё запрещали, что хоть как-то могло принести какой-то свежий ветер. Всё коммунисты душили. Но мы её всё-таки сделали в 80м… или это уже было под брендом Круиз? (Задумывается.) Нет, всё-таки под брендом Молодые голоса, хотя название Круиз как раз в 80м я и придумал.


Что появилось раньше – название Круиз или песня "Виза для круиза"?


Матвей Аничкин: Сначала название группы. Песню "Виза для круиза" я написал уже позже, кстати, на стихи Владимира Харитонова, который написал "День Победы".


Почему для группы было выбрано именно это название?


Матвей Аничкин: Хотелось чего-то яркого, запоминающегося, потому что сама группа была яркая. И т.к. мы играли много иностранной музыки, была такая идея, что движемся, перемещаемся – по миру, по планете, по музыке… Было предложено много-много разных названий, но победило моё.


А какие ещё были варианты?


Матвей Аничкин: Пилот. Это, по-моему, Саша Монин так хотел назвать. (Задумывается). Наверное, больше и не вспомню. Много предлагалось. Поиск названия – это всегда трудный процесс: каждый думает, что его вариант лучше… А моё название победило не потому что я руководитель, а просто – при прочих равных.


Сложно ли было вам перейти от работы с Молодыми голосами к Круизу? От добропорядочного ВИА к практически полулегальной группе?


Матвей Аничкин: Сложно. Очень сложно. Но – светлая память директору Тамбовской филармонии Гукову Юрию Андреевичу, который шёл на многие риски из-за Круиза и очень нам помогал. Помню, как его вызывали в управление культуры, давили на него… Но он был из тех людей, кто не боялся давать что-то свежее. И, кроме того, он был просто порядочным человеком, а таких было мало в те годы. Я ему очень благодарен, потому что не было бы его – не было бы и меня сейчас в том статусе, в котором я есть. Это великий человек. И ещё нам очень помогал Эдуард Смольный, гениальный импресарио. Я с ним познакомился, ещё когда было следствие по знаменитому "делу деятелей культуры". Он и Борис Сичкин, исполнитель роли Бубы Касторского, сидели на скамье подсудимых, а я ходил в зал суда слушать их, потому что люди были яркие и так издевались над твердолобыми судьями, что это можно было смотреть как шоу (смеётся). Впоследствии Смольный помогал нам с организацией гастролей – уже во времена Круиза.


Матвей Аничкин


В некоторых версиях истории группы есть такое мнение, что мол, Аничкин вначале с осторожностью и неохотой встречал переход Молодых голосов в Круиз, но потом его уговорили разрешить Круизу существовать вот в том виде, в котором он был. Насколько это верно?


Матвей Аничкин: Я даже могу предположить, кто это говорил. Нет, всё это неправда. Нормальные люди понимают, кто и что для Круиза сделал. Другое дело, что мы можем говорить о двух Круизах. Один Круиз – это Круиз золотого состава, к музыке которого я приложил руку – это были песни "Великий секрет", "Виза для круиза", "Что поделаешь, работа", "Попугай", "Кто-то же должен" (памяти В. Высоцкого). А потом произошла трансформация: мы расстались с Сашей Мониным и другими ребятами, и вот уже тот вариант меня меньше устраивал. Потому что я всегда считал, что вокал у Валеры Гаины очень слабый. Да, он великолепный гитарист, шикарный музыкант, но вокальную часть он не тянул. Поэтому здесь я противился и считал, что надо было брать фронтмена. Но музыка этого нового Круиза формировалась под воздействием гитарной диктатуры, и я принял для себя решение не мешать этому музыкальному процессу, а сосредоточиться на режиссуре и усилить шоу-составляющую. Тем более, что после окончания режиссёрского факультета ГИТИСа мои амбиции в режиссуре стали набирать силу. Мы с Круизом сделали тогда спектакль "Путешествие на воздушном шаре". Лазер, видеоряд…. Получилось очень красиво. А разговор о том, что я чего-то не хотел вначале… нет руководителя, который не хочет, чтобы его группа была популярной.


А как вы лично в то время относились к хард-року, к металлу?


Матвей Аничкин: Лично я всегда с большей симпатией относился к джаз-року, к композиционной музыке. Это нормально, потому что я сам по профессии трубач. Вот если бы я был гитаристом, я бы, наверное, был за гитарную музыку. А так – сложно сказать, время менялось… С одной стороны, в группе стала преобладать гитарная диктатура. С другой – полгорода ходило закоцанное в металл… тогда ещё бои с люберами начались… тяжелая музыка была очевидно популярна. Я как современный человек отдавал этому должное, да и Круиз был коммерческим проектом, который надо было продвигать в том виде, в котором он набирал популярность. Но в душе я всё равно больше любил джаз-рок.


В итоге вы всё-таки решили расстаться с группой – почему? Из-за "гитарной диктатуры"?


Матвей Аничкин: Нет. Не из-за гитарной диктатуры, а из-за того, что ребята нечестно поступили. Мы уехали в Германию писать альбом. В тот момент нашим администратором был Александр Шульгин. Был заключён контракт с компанией Warner Bros. Records (WEA), при этом документы были сделаны таким образом, что меня в них не оказалось. Компанию не интересовало, кто руководитель, кто создал эту группу, а я тогда был занят другими вещами и не мог отследить. В результате контракт был подписан только с музыкантами.


И никто из музыкантов не воспротивился?


Матвей Аничкин: Никто! К сожалению, музыканты – не всегда народ с внутренним стержнем. И люди, для становления которых я отдал немало (Валерий Гаина, Сергей Ефимов, Фёдор Васильев), не смогли устоять перед соблазном. И поэтому, когда на чаше весов были порядочность или выгода – ребята выбрали выгоду. Это был год 88-89, а в 87м я столько сил, здоровья и средств вложил в Рок-панораму, где они играли… говорить нечего. И мне стало немного… нет, не обидно. Мне это не понравилось. А знаете, когда не нравится, нет смысла продолжать. Это как с супругой, если что-то сломалось, дальше кайфу большого нет. Тем не менее я со своей супругой живу уже 35 лет, а с Круизом – нет.


Матвей Аничкин с супругой


Работать с другими группами желания не возникало? Например, с ЭВМ с Мониным и Безуглым?


Матвей Аничкин: Я к тому времени уже получил приглашение стать генеральным директором и художественным руководителем студии поп-музыки "Рекорд" (СМП "Рекорд"), и уже мелковато для меня было заниматься одной группой…. Неинтересно. А у нас в студии начинали Любэ, Ласковый Май, Мираж, Сергей Крылов. Можно было смотреть на это всё как бы сверху, как продюсеру. А с точки зрения уникальности – тогда таких продюсерских центров, какой мы сделали с моим бывшим партнёром Юрой Чернавским, не было. Мы были первым серьёзным и значимым центром в стране.


И всё-таки вы решили уехать из страны, несмотря на востребованность. Почему?


Матвей Аничкин: Потому что в начале 90х стало ясно, что деньги, которые вкладываются в артистов, не возвращаются. Не хочу никого обидеть, но вообще-то артисты – очень жадный народ в основной массе. Я мало знаю людей из артистической среды, кто может просто так рассчитаться за стол или засунуть руку в карман и угостить знакомого. Ментально они так воспитаны, что их все должны угощать. А я был в шкуре и музыканта, и продюсера – того, кто платил за других, несколько раз попадал на крупные суммы… в итоге мы с Чернавским пришли к выводу, что здесь цивилизованно заняться шоу-бизнесом не получается. Мы уехали в Германию, купили небольшую гостиничку с ресторанчиком и решили, что вот мы деньги в бизнес вложили – теперь он нас будет кормить, а мы начнём заниматься музыкой. Построили студию в Берлине и начали заниматься…


Но в итоге через несколько лет вы вернулись обратно.


Матвей Аничкин: Я вернулся, потому что разошёлся с Чернавским. Потому что на меня обрушился весь менеджмент. Он сидел в студии, ваял музыку, а я должен был заниматься сосисками, пивом, официантами, гостиницей, финансовыми проблемами… Я думал, запущу эту систему, и она пойдет. Но прошло два года, ничего не изменилось, только ещё больше на меня наваливалось. Тогда я сказал: "Thank you very much", – и уехал. Мы мирно разошлись, безо всяких скандалов. Он остался в Германии, я уехал в Россию. Но уже прошло 2 года, и в России мне ничего не хотелось начинать заново, так что я решил попытать счастья в Америке. Это уже был 93 год…. Приехал в Америку, сначала в Нью-Джерси, потом в Нью-Йорк - и туда же прилетел Чернавский. Звонит мне из Лос-Анджелеса, говорит: давай сюда, приезжай в Голливуд. Ну, Голливуд – от одного слова холодело с детства. Конечно, я сорвался… Сын пошёл в школу там, а мы стали опять пытаться с Чернавским совместно работать. В частности, работали над программой "По дороге в Голливуд" с Валерой Леонтьевым, тут же параллельно я спродюсировал альбом "Черного Кофе" Варшавского… Начал было работать с Жанной Агузаровой, но после трёх встреч понял, что для совместной работы мне, по всей видимости, надо стать марсианином (смеётся)… Так прошли 93, 95, 96… А в 97 я начал писать альбом для группы Тет-а-Тет со своим сыном, которому тогда исполнилось 14 лет. В 98 ко мне в гости приехал мой старый приятель, Борис Зосимов, тогдашний президент МТV. Я ему показал, он послушал – говорит: ну, так ты подъезжай в Россию, у нас сейчас бойз-бэнды популярны, должно покатить. А я парень на подъем лёгкий… так и поехали опять в Россию.


После возвращения вы занимались не только Тет-а-Тет…


Матвей Аничкин: Да, я сделал этот бойз-бенд, мы набрали определённый уровень популярности. Но победить Иванушек-International и На-На мне не удалось. Мы играли и пели продвинутый R&B-style, но совок, к сожалению, непобедим… Параллельно работал с разными исполнителями – Данко, Ладой Дэнс, Салтыковой.


Матвей Аничкин


Сейчас у вас своя школа - Bitrate School. На кого она рассчитана – на взрослых, детей?


Матвей Аничкин: Здесь в основном взрослые, детей практически нет. Вот в новом проекте Аллы Пугачёвой, где я главный продюсер, – Центре детского профессионального творчества Аллы Пугачёвой "Future Star"- там детки, разного возраста. А здесь группы разных стилей. Вот например, группа Hospital – я помог им участвовать в концерте с Ланой Дель Рей. Говорят, что два раза в одну реку не войдёшь… А я попробую. Сейчас в стартапе мой новый проект - бойз-бенд BITRATE. Посмотрим, что из этого получится…


Следите ли вы за творчеством бывших и нынешних участников Круиза?


Матвей Аничкин: Ммм… нет. Они присылают что-то иногда. По скайпу общаюсь с Гаиной. Мой самый близкий друг по жизни – это Олег Кузьмичёв, прекрасный бас-гитарист Круиза. С ним общаюсь регулярно. Как-то однажды пригласил Сергея Ефимова дать мастер-класс по барабанам в моей студии. Он не отказал. С Сергеем Сарычевым общаюсь по скайпу. Он где-то в Юго-Восточной Азии. С Севой Королюком - в facebook…. А в феврале у нас должен был быть концерт в Олимпийском, где должны были выступать Гаина, Круиз, Аракс…


"Легенды рока" 23 февраля, где организаторами, помимо Министерства обороны, значились вы и Сергей Сарычев. Для него даже отдельный сайт создали. Но за месяц было объявлено об отмене – почему?


Матвей Аничкин: По причине слабого менеджмента и неправильного маркетинга. Я предупреждал, что назначать концерт на 23 февраля, когда идёт в основном мужская аудитория, которая к тому же ещё и пьёт сильно, – неверно. В этот же день было закрытие Олимпиады. В это же день – совместный концерт Машины Времени и Воскресенья в Крокус Сити. Да, был красивый сценарий, сценография, я придумал хорошую концепцию… но из-за непродуманной даты всё отменилось. Впрочем – проехали.


В большей степени вы работаете с поп-исполнителями. А нет желания работы с металлическими командами?


Матвей Аничкин: С чисто металлическими – нет. Среди металлистов я вижу мало профессионалов. Когда они начинают играть, видишь: запал есть, энергии навалом… а вот техническая подготовка слабая. Да и определённая музыкальная ограниченность присутствует. Хотя хард-н-хеви мне интересен. Но только если это будет группа уровня Металлики.


Интервью - Вероника Лицина.

Фото из личного архива М.С. Аничкина.


27.05.2014 18:36   Комментарии (4)


Ответ

Имя:
Email:
Тема:
Иконка сообщения:

Визуальная проверка:
Наберите символы, которые изображены на картинке
Прослушать / Запросить другое изображение

Наберите символы, которые изображены на картинке:
Столицей какой страны является Москва?:
Назови фамилию первого президента России!:

подсказка: нажмите alt+s для отправки или alt+p для предварительного просмотра сообщения


Сообщения в этой теме

Автор: Alex-X
« : 01 Июнь 2014, 22:50:45 »

 ;)СПАСИБО Вероники за интервью!!!как всегда всё интересное спросила и многое из прошлого на свет пролила :) А я то думал что Аничкин тоже с Кризом в Германию умчался и там и остался!!!
Автор: shuric68
« : 28 Май 2014, 13:21:30 »

Спасибо за интервью.
Автор: Виталий Steel
« : 28 Май 2014, 03:19:29 »

Познавательно.
Автор: Мойша
« : 27 Май 2014, 23:08:31 »

Хорошее грамотное интервью. Вероника молодец.  :)
Автор: Робот сайта
« : 27 Май 2014, 19:21:52 »

Это тема обсуждения записи Интервью с Матвеем Аничкиным (май 2014).